Divergent & The100 : We aren`t the ones who seem

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Divergent & The100 : We aren`t the ones who seem » .квестовые эпизоды » Bellamy Blake, Enoch, Raven Reyes & Lagertha


Bellamy Blake, Enoch, Raven Reyes & Lagertha

Сообщений 1 страница 6 из 6

1

К В Е С Т # 3   "A L L   S E C R E T S   K N O W N"

http://sg.uploads.ru/KhszW.jpg

DATA & PLACE

PLAYERS

с 1 по 5 ноября.
Лагерь Джаха, путь к Чикаго

Bellamy Blake, Enoc, Raven Reyes & Lagertha

После событий, произошедших в горе Везер, прошло около двух недель. Рейвен удается обнаружить примерные координаты других станций, и совет решает отправить к каждой из них небольшие отряды.
Первый отряд идет под руководством Бэллами, который берет себе в проводники Энока. Лагерте, жене Энока, добрый сосед рассказывает, что день назад видел его на севере с группой Небесных людей, и женщина решает выследить их, нагоняя на третий день. Путь команды лежит к станции "Стрела".

+1

2

We survived the storm,
Made it through the hurricane.
Standing here at last,
Dry despite the rain.

http://sh.uploads.ru/8Yv6E.gif


    Восстановление Блейка проходило медленно и виноват в этом был только он, хоть и пытался переложить всю ответственность на медиков. Он не соблюдал режим, плохо ел и нагружал свое, еще не восстановившиеся, тело, думая, да вообще искренне веря, что на нем все заживает как на собаки. Если первую неделю он пытался отдыхать, то на второй ему просто было некогда это делать. Нет, его все гоняли на перевязки, заставляли жрать чуть ли не по три порции, да и вообще запрещали бывать на разных важных собраниях, объясняя тем, что он не восстановился, да и вообще никто. Спасибо парень, что спас нас, но иди поиграй в песочнице, пока большие дяди и тетю будут нихрена не делать. Именно так это выглядело со стороны. Большую шумиху поднял землянин, то бишь Энок, которого привели охранники. Говорили, что увидели, как Блейк куда-то уходил и все не возвращался, решили проверить а тут бац, летящий Блейк с криками, цитируем: "Как же я ненавижу чертовых землян!". Ох, неловкая была ситуация, вновь Белл показал себя как...как, ну, наверно полный идиот, которому вообще не стоит доверять оружие. Однако, ситуацию одновременно спасал и портил Энок. Мужик отказался вступать в переговоры, сказав, что ни с кем не будет разговаривать. Но вообще он разговаривал, только другие сочли это за угрозы, впрочем это и были именно угрозы отрубить голову, ухо, проверить на профпригодность местных охранников. Именно поэтому Беллами начали допускать к разным собраниям на которых решалась судьба землянина. От косых взглядов парень уйти не мог, все считали странным, что он может нормально (хотя Блейк ни разу не назовет общение с щенком нормальным) общаться с землянином, точнее терпеть его угрозы, все-таки тут Энок тоже молодец, его речь никак не указывала на то, что с Блейком они ходят на "свиданки". Его хотели и просто отпустить, не хотели усложнять и без того хрупкие отношения с землянами, а кто-то наоборот хотел его расстрелять и тем самым показать местным, что небесные не боятся. Блейк чаще всего молчал, а потом передавал все эти слова Эноку, умудряясь при этом таскать ему по-тихому дополнительную еду. Также, если Блейк был в настроение, то приносил бородачу разные книги, в которых он правда ничерта не понимал, но картинки ему нравились.

    — Завтра выдвигаешься с отрядом к станции, если этот не скажет нам, что готов сотрудничать, то нам приказано его убить, - коротко докладывает Синклер. Это был еще один из вариантов как поступить с Эноком, потому что вариант "сбежать", Белл даже не рассматривал. Не потому что у него не было каких-либо причин помогать этому землянину, хотя это тоже аргумент, просто этого мужика стерегли круглосуточно. Блейк не единожды пытался их как-то отвлечь, даже Рейвен подключал к этому делу, ибо ей он мог доверять, но проблемой была камера Энока. Она не открывалась просто так, даже у охранников не было к ней доступа, ее могли открыть либо Кейн, либо Эбби, а с ним у Беллами довольно натянутые отношения, поэтому будет странно просить у них ключ. В общем, когда Рейвен смогла обнаружить координаты других станций и отряды уже были сформированы, то Блейк предложил взять бородача в проводники. Объяснял это тем, что тот явно знает местность лучше, знает где можно ходить, а где высокая вероятность наткнуться на какую-нибудь мутирующую дрянь. Предложение Беллами было принято мягко говоря в штыки и это можно было понять - никто больше не хотел доверять землянам и, собственно, Блейк был в первых рядах. Что с подвигло сейчас вдруг довериться? Да он просто не мог отрицать полезность этого землянина. Сразу сказал, что пристрелит его, если он начнет что-то вытворять и, зная Беллами, ему можно было в этом довериться. Он застрелит.

    — Надеюсь пока меня нет, никто не успеет сдохнуть, а то я расстроюсь, что не я приложил к этому руку, - произносит Беллами уже стоя у ворот лагеря, готовый идти на новое задание, уже понимая, что простым оно явно не будет. Его провожают его же люди, те, кого он спас из этой чертовой горы, они всегда будут верны ему и Кларк, поскольку больше не могут доверять тем, кто отравил их на эту планету умирать. Энок, конечно же согласился, собственно ему и выбора не дали, Блейк просто поставил его перед фактом, что если тот хочет жить, то пусть скажет Эбби да. Как он сбежит потом...Разберемся по ситуации, поскольку к Блейку приставили двух охранников, радует лишь то, что сейчас именно он является командиром и ему не придется слушать приказы этих двух мужиков, явно настроенных недружелюбно в отношении землянина, да и Блейка они будут слушаться через силу, это видно. Плевать, главное, что будут, а если не будут, то падут смертью храбрых, так и запишу в отчете - думал Беллами, когда отряд двинулся к станции "Стрела". На Энока, ясное дело, надели наручники и как бы бородач не злился и не угрожал, а также не посматривал на Блейка, тот ничего не мог с этим сделать. Увы, чувак, но пока ты наш пленник, эти двое точно будут оспаривать мое желание снять наручники

    — Коней бы достать, а то мы неделю будем идти таким темпом, - задумчиво произносит парень и смотрит на Энока, - Идея есть, где их достать? А что, ты у нас в проводниках, такую инфу точно должен знать. Беллами предполагал "одолжить" лошадей у племени луны, но получить стрелу в зад он как-то не хотел, а там и численное преимущество и знание местности, а кони довольно шумные. Можно было бы предложить им обмен, но отношения были не те. Был вариант с кочевниками, но Блейк понятия не имел где они обитают и говорят ли вообще на английском. Кстаати, Энок говорит на английском, а на землянском он умеет разговаривать? Кажется, Блейк нашел еще одну вещь, которой должен научиться.

+4

3

проверить на ошибки? нет, не слышал.
- Ой ой ой, - наигранно трагично ойкал Энок, когда его повязали небесные и потащили в свой лагерь. - Какая беда. - Покачивал головой из стороны в сторону землянин, изображая отчаяние и страх. Как все уже поняли, у Энока просто катастрофически плохо с актерским мастерством. Благо, балакал он на своём варварском, поэтому никто не смог понять, насколько его игра ущербная. Сам Энок не испытывал ничего, кроме предвкушения. С появлением Сотни и Беллами в его жизни (тут нужно издать звук умиления) Энок постоянно пребывает в этот состоянии, постоянно ощущая, что будет что-то интересное. Это не всегда правильно, не всегда безопасно, но это всяко лучше любого застоя, в котором пребывал землянин последние года. Он даже был согласен умереть, если сможет взглянуть на лагерь небесных. Хотя, честно, не собирался умирать. Если они решает его убить, то Энок точно не будет сидеть и ждать исполнение приговора. Или придется использовать слова, или убеждать в своей необходимости, или попытаться силой выбраться. Но пока что это даже не обдумывалось. Он как ребенок осматривал лагерь изнутри, скользя взглядом по серым идеально ровным стенам, не понимая, как они добились такого результата. Увы, земляне не смогли сохранить многие наработки человечества, находясь на Земле. Зато это сделали люди в космосе. Это ещё в очередной раз объясняет, почему Энок испытывает такой интерес к небесным.

Он делала вид, что не слышит людей. Конечно, все хотели его убить. А он даже не смотрел на них, он рассматривал помещение, иногда рассматривал и людей, их одежду вблизи, пытался определить различие между ними и землянами, что, кстати, не смог сделать. Когда в руках кого-то оказывался какой-то прибор, то Энок едва ли не на голову лез лишь бы рассмотреть. Честно, если бы ему дали нажать какую-то кнопочку, он, наверно, визжал бы от восторга, как малолетка от приглашения на выпускной от самого крутого парня школы. Но такой роскоши никто бы не предоставил Эноку. Оказавшись в камере, он её тщательно изучил своим взглядом, иногда щупал стены, а иногда и ухо к ним прикладывал, прислушиваясь. А одного дня он даже снял ботинок (это, кстати, могло убить всех в радиусе десяти метров), лёг возле стенки, и стал босой/голой ногой водить по ней. Зачем? Он посчитал, что это интересно и он так не делал раньше. Одно время он искал листики для задницы. Мог бы кто-то провести инструктаж на счёт туалетной бумаги? После этого Энок сел на пол и долго пялился в одну точку, выпучивая глаза, словно пытается взорвать стену своим взглядом. Но даже, если бы мог, то не сделал, потому что ему нравились ровные стены. Наверно, если бы не Лагерта, он бы сказал, что любит их больше всего на свете. Они же такие ровные...Время от времени Энок пытался заговорить с охранниками. Когда они ему не отвечали, то он сам рассказывал им истории про своих людей. Он ничего не говорил о предательстве. Но когда его переставали слушать (хотя это было невозможно, он не затыкался и говорил громко, ему все просто казалось), то он начинал сыпать угрозами, изощряясь с ними так, словно у него получится всё осуществить реально. Когда к Эноку приходил Беллами, то землянин лишь угрожал парню. Он никак не выдавал, что они знакомы лично. Только однажды спросил после очередной встречи: "Тупой мальчик, ты придешь ещё ко мне?" Кажется, Энок ещё и под аутиста пытался закосить, чтобы не выглядеть таким опасным. Да-да, он думал, что так люди перестанут замечать его страшную морду.

А в один день Беллами потребовал, чтобы Энок сказал какой-то стремной тетке "да". Энок долго думал, презрительно смотря на Эбби, а потом сказал "да", пока она не ушла, лишив его шанса на то, чтобы выбраться отсюда. Энок даже не думал, что отделается так легко, поэтому покидая свою камеру, он ощущал лишь разочарование. Его приключение толком не сбылось и то, что от него требуют слишком даже просто. Хотя, Эноку не нравилось. Ему казалось, что его подминают. И за что? За то, что он землянин. Это уже какой-то нацизм, хотя сам Энок не смог бы так выразиться. Поэтому уходя он злобно произнес кое-что Эбби:
- Не думайте, что сможете использовать нас, как мясо.
Это всё, что он сказал. Хотя, хотелось бы добавить ещё много чего, но он воздержался, не желая, чтобы его просто взяли и пристрелили на эмоциях. Он не надеялся, что кто-то из небесных будет благоразумным и воспримет его слова, как совет. Нет, они снова начнут войну. Не то, чтобы Энок был против, но что-то подсказывало ему, что война будет слишком разрушающей, а не холодной, как у них бывает между племенами. Отсиделись в космосе, а теперь вернулись, чтобы использовать землян? Впервые Энок ощутил злость по отношению к небесным. Но к счастью, он знал, что не все там такие. Правда, ему им привьют мысль с использование землян, но все снова обречены. Энок просто знал, как быстро умеют меняться ситуации в жизни.

Оказавшись подальше от лагеря небесного, Энок потянулся, вдохнул воздуха, наслаждаясь его свежестью. Он томно зевнул, просто шлепая, куда ему сказали. Наручники на руках вызывали раздражение и опасения. Например, увидит кто-то из его племени, что он в плену. Что он сделает? Например, пустит стрелу в голову Энока, думая, что избавляет его от пыток с целью выпытать что-то про землян. Земляне ведь странные, мало, что в голову взбредет. Или вдруг появится какая-то опасность, на них нападут. Что будет делать Энок? Со скучающим видом стоять в стороне, а при мольбе о помощи, пожимать плечами и указывать на наручники. Что сделал Энок? А он пол дороги размышлял о том, как он мог использовать наручники в качестве оружия. Задушить, связывающей цепью; забить на смерть сталью; разорвать цепью челюсть; выбить зубы; сломать руку/ногу/шею (что душе угодно); оторвать кисть; и прочее. В конце он заключил, что ему интересно, смог бы ли он, правда, оторвать кисть кому-то? И стал поглядывать на одного из охранников, потом ещё и уверял, что тот ему подойдет для эксперимента. Последнее слово он с трудом выговорил. Сдавшись, Энок заявил, что в конце-концов ему нужно посрать и, или пусть Беллами ему поможет, набрав листиков, или пусть освободят руки. Это было его последнее слово. Ну, пока, Беллами не заговорил о лошадях. Энок оборачивается к охранникам, кивая на Беллами.
- А у вас что? Детям разрешают на лошадей садится? - В его голосе да и выражении лица было настоящее удивление. Как дурочка включить, он всегда может и актерская игра не нужна. После чего он поворачивается к Беллами и с обаянием настоящей стервы произносит:
- А вы что, только в космосе умеете быстро передвигаться?
Это в нём всё ещё говорила злость на Эбби и вообще то, что он здесь в наручниках и ведет людей из небесного племени, словно он им должен что-то. Если это из-за предательства командира, то он при чем? К ней все вопросы. Но Энок быстро понимает, что вымещает свою злость не на том человеке. Вот бы охранников убить. Они кажутся безликими, словно просто часть племени, без личности. Но вместо этого Энок осматривается вокруг, резко переводя взгляд от одного дерева к другому. Он пытался определить как далеко они уже ушли, а то не следил последний километр. Мужчина понял, где они и сообразил куда идти. Просто продолжил пусть. Однако, не унимался.
- Вот там. - Он подбородком указывает на небольшую поляну. - Вы можете поставить забор. Возле озера есть дикие лошади, ловите, плодите, катайтесь, иго-го-го. - Весело рассказывать Энок постепенно сворачивая с намеченного пути.
- Приготовьте что-то ценное и снимите с меня наручники, если хотите получить лошадей. - Звучит не весело, не громко, без особого энтузиазма, но довольно таки строго и серьезно, как для того дурочка, которым выставлял себя Энок последнее время.

+3

4

Последнее время Рейвен всё чаще и чаще замечала свою беспомощность. Нет, конечно её заслуги как механика были совершенно неоценимы. К счастью, это признавали даже Кейн и Эбби. И всё же с больной ногой(а точнее, с парализованной) она была беспомощна: никаких тебе лазаний на столбы, дабы установить антенны для радиосвязи, никаких тебе тяжестей, никаких походов на дальние расстояния. Фиксатор, конечно, здорово выручал её. Но всё же её скорость и ловкость была гораздо меньше прежних. И это неумолимо вгоняло в депрессию.
   Она всё время крутилась в своём инженерном закутке. Всё время то мастерила новые рации, то делала какие-то взрывчатки впрок, то ещё чем-то занималась. Всё это приносило некую радость и успокоение. Она хотя бы чувствовала себя нужной. Но вот в походы и вылазки её больше не брали. Ибо тот же Кейн всё время твердил, что Рейвен нужнее в лагере. Но в лагере жизнь была для Рейес слишком вяло текущей и скучной. Каждый день был похож на предыдущий, каждое задание было однотипным. И все эти снисходительные и жалеющие взгляды в её сторону - вот что было сущим адом! Да, она больше не чувствует одной из своих ног. Да, это естественно повлияло на её работоспособность. Но - Эй, люди! - я ещё жива и всё ещё помогаю вам! Учтите это при ваших расчётах. Меня ещё слишком рано списывать со счетов. И я ещё сыграю свою большую роль.
   Было лишь одно "но". Чтобы сыграть большую роль, нужно было и играть во "взрослые игры". А вот к этому Рей и не допускали. Можно сказать, что она неплохо возилась в своей песочнице. А вот до больших игр ей пока не дотянуть. И это дико раздражало.
   В скором времени размеренный быт лагеря разнообразился землянином. Девушка точно не знала, за что его поймали. Точнее, ей никто толком и не рассказывал - все же слишком занятые. И потому она могла только издали наблюдать за тем, как его периодически допрашивали.
   
   Не так давно Рейвен собрала устройство, которое должно было помочь найти места падения других станций Ковчега. И, как впрочем и всегда, оно сработало. В скором времени были обнаружены места положения ещё нескольких станций. Одна из них - "Стрела". Она была ближе остальных. Естественно, сразу же начали собирать группу для разведки. Как ни странно, проводником взяли именно пленного землянина. Кажется, его звали Энок. А главным в группе назначили Беллами. И вот именно этот факт подал несчастной Рей маленький лучик надежды. Который её, собственно и не подвёл - Блейк тут же предложил ей стать частью команды.
- Что за глупый вопрос? Неужели ты думал, что я откажусь? - в переводе с языка "возрадовавшихся после долгого отчаяния" это значило твёрдое и не обсуждаемое "Да!". И, ни секунды не медля, девушка бросилась собираться в путь.

   Утром следующего дня отряд во главе с Беллами Блейком покинул территорию лагеря. Путь предстоял не близкий. Рей была единственной девушкой в отраде, а потому больше всего боялась постоянных расспросов о её состоянии и усталости. Нет, она не устанет. Нет, она будет идти на уровне со всеми. И нет, она не будет тормозить всю группу.
   Вопрос Блейка о лошадях показался ей достаточно резонным. Было лишь одно "но": смогут ли люди, последние 18 лет своей жизни видевшие лошадей только на картинках вот так с ходу научиться управлять ими? И, самое главное - сможет ли Рейес с одной ногой управлять лошадью? Итак, дамы и господа, походу вот именно на данном этапе она начнёт тормозить группу. Официально.
- Ты серьёзно? Лошади? Тем более дикие. Мы же дольше будем ловить их, - нет, она конечно не скажет, что всё дело в ней. Лучше придумать несколько реальных аргументов, которые сможет поддержать вся группа. - И разве ты на СТОЛЬКО доверяешь ему, чтобы освободить?
   На самом деле она не была в курсе отношения Белла с Эноком. Вполне возможно, что у них есть какая-то связь. Сейчас это не удивительно. Сейчас везде и у всех есть какие-то лазейки, секреты и тайные связи. Но вот в чём штука - сама Рейвен совершенно не доверяла землянам. Всегда. Не считая, конечно, Линкольна, который не единожды выручал их всех вместе и каждого по отдельности. С недоверием глядя на землянина, она спокойно принялась ожидать продолжения. Боже, он ещё и плату просит!.. Невероятно просто.
   Его поведение определённо раздражало. Уж слишком он развязно себя ведёт для пленника. Похоже, что Рей и правда знает не совсем всё. А может это всего лишь её врождённая паранойя. Ну нельзя же столько времени проводит в закрытом пространстве в полном одиночестве!..

+3

5

    — Этот "ребенок", — меняя интонацию на последнем слове, делая свой голос приторно сладким и противным, а затем совершенно безэмоционально продолжая — Может прострелить тебе голову и никто из присутствующих не будет против. Эти передачи колкостей с Эноком были настолько обычными, что даже угрожать получилось как-то легко. Особенно, когда этот бородач в наручниках, а у тебя автомат, можно говорить все что угодно, на помощь все равно еще двое мужиков прибегут. Хотя шею свернуть не составит особого труда и продолжительного времени... Впрочем неважно, Беллами должен вести себя так, как вел бы себя с любым другим пленником, особенно землянином. Посмотрев на Энока и усмехнувшись, он добавил, — Хотя ты, пожалуй, будешь против, но кому какая разница. Все-таки Энок не был таким уж ценным проводником, дойти до станции они могли и без него, просто не факт, что без приключений, но с ним же веселее? И зачем он вообще уговорил Эбби на эту авантюру? Этот немытый чувак может столько проблем себе обеспечить, просто не затыкаясь. Если Белл привык к бесконечному трепу в купе с оскорблениями и частенько тумаками, то трое его товарищей были не в курсе о наличие у этого землянина сверхспособности бесить других. Хотя Рейвен вполне может стать для Энока хорошим оппонентом, Беллами бы посмотрел на это зрелище, уверенны, оно будет совсем скоро.

    — А тебе что, вдруг перестал быть дорог твой язык?, - парировал Блейк. Его начинало крайне раздражать подобное поведение Энока. Нет, серьезно, как-будто небесные правда его схватили, а не он сам решил удовлетворить любовь своей заднице к приключениям. Чего ж он так злится? То, что с ним обращались не как с равным? Ох, мужик, это твои сородичи чуть нас не угробили своим предательством, у небесных есть право на тебя злиться и общаться с тобой не совсем уважительно. Впрочем тут Беллами тоже немного неправ, потому что Кейн с Эбби, как бы земляне плохо не поступили, все равно думают о том, как наладить отношения, а не отомстить. В этом какая-то прелесть быть взрослым и Блейк понимает, что он еще не готов быть лидером, не готов принимать какие-то важные решения, потому что чаще все его решения основывались на эмоциях. Он пошел бы мстить, умер бы, плевать, но он не может понять, а тем более простить произошедшее у горы Везер. Так что пусть Кейн с Эбби придумывают как жить в мире, Блейк готов исполнять... До поры до времени.

    — Он шутит, Рейв, - спокойно произносит Блейк, отвечая на вопрос про лошадей, - Но в целом, надо будет сказать об этом Кейну с Эбби. Если мы хотим строить здесь дом, то приручение лошадей будет полезным. Дом... Как бы Беллами не представлял, он все равно не мог думать об этой планете, как о доме. Может потому что они все еще здесь не прижились и все время вынуждены были выживать, а не жить, а может дом для него остался там, в космосе, когда еще была жива мать. Сейчас у него есть только сестра и ради нее он готов строить здесь дом, как бы глупо это не звучало. Пока охранники тоже высказывали свое недовольство по поводу снятия наручников, Блейк успел достать карту и отметить место указанное Эноком. Убрав карту обратно в рюкзак, парень посмотрел на Рейвен, обдумывая ответ на ее вопрос. Доверял ли он Эноку? Взгляд Блейка переместился на землянина. Вопрос был сложный и нельзя было ответить четко да или нет. Он в нем сомневался, сомневался в его разумности и желание помочь, точнее он видел, что Энок не горел вообще этим желанием. Он был заинтересован лишь в конечной точке их пути, значит ему же будет резонно облегчить этот самый путь. Будь здесь один Беллами, то он бы с легкостью ответил на вопрос о доверии "да", но он не был один и совершенно точно знал, что Эноку не по душе остальные члены этого отряда и в любой подходящей ситуации он их убьет. Если они ему что-то не то скажут, отдадут приказ, нацелят свой автомат, неуважительно обратятся, то бородач использует свой шанс, чтобы сделать им больно. Не могу я тебя освободить, мужик, - хмуро подумал Блейк и вновь посмотрел на Рейвен, - Освобождать я его не буду, но и пленнику лошадей никто не даст. Он примерно понимал, что Энок хочет провернуть, но не мог так рисковать, к тому же терять репутацию у этих двух мужиков с автоматами он тоже не хотел. Белл хоть и командир, но при должном проступке пристрелить могут и его, все -таки полноценное доверие у него было только к ребятам из сотни.

    — Доставайте часть медикаментов и, - тут он замялся, ведь он понятия не имел, что может быть ценно для кочевниках или землян, хрен знает куда там их Энок ведет, - пожалуй, одну палатку, ценная все-таки вещь, наверно. Блейк немного завис, пока охрана перекладывала все вещи из рюкзаков в один. И рюкзак турнем, не жалко, - подумал парень, подходя к Эноку и доставая ключ от наручников. Все резко прекратили копошиться, ожидая что будет делать Блейк, а тот расстегнул один наручник и застегнул его на собственном запястье. Проверив, что свою руку с небольшим трудом, но вытащить может, он обратился к бородачу, - Что-нибудь придумаешь для них, мол решили проверить рабочие ли, а ключа не было, - голос Блейка был серьезным, хотя вся эта ситуация скорее его забавляла, вот как-то не горел он желанием быть придушенным наручникам, знал ведь, что Энок это может устроить. Белл повернулся к охране и отдал им свое оружие, - Вы двое остаетесь здесь, - затем обратился к Рейвен, - Тоже отдай им оружие, пойдешь с нами, будем косить под мирных, - вновь строго глянул на Энока и отдал последнее распоряжение охране, - Что-то начнет вытворять - стреляйте.

    — Нам нужно минимум три лошади, - произнес Беллами, дергая рукой и заставляя Энока идти, продолжил он уже шепотом, чтобы Рейвен не услышала, - Просто будь не таким засранцем как обычно и я сниму эти чертовы наручники. Хотя как он это провернет не имел ни малейшего понятия. Импровизация наше все.

офф для всех

Тут можно уже прописывать остальным, что Энок добыл лошадей и мы двигались два дня, одну ночь отдыхали и вот ночь сейчас, делаем привал и на нас выходит Лагерта.
Если Энок прописывает, что добыл таки трех лошадей, то Беллами с Рейвен на одной, Энок с одним из охранников на другой (оба наручника вновь на Эноке и пусть охранник сзади сидит и приставляет всю дорогу к нему автомат, хотя это проблемно будет, понадеюсь, что землянин выдержит сие) и другой охранник на третьей. Лошадей слишком не гонем, двоих сложновато везти, да и мы не самые крутые наездники.
Если четырех заполучаем, то Энок на отдельной лошади, которая будет привязана на поводке к лошади Беллами и Рейвен, а Энок связан хд Тут могу дать Эноку выбор, либо он прописывает, что кого-то спасает из этих двух нпсов, поэтому они уже будут не против снять наручники, но продолжать идти сзади, держа крепко автомат, либо он наоборот делает какую-то фигню и идет пешком следом за лошадкой хд Короче, Энок, выкручивайся хд

+3

6

- Беда тебе будет, прыщ, если когда-то и в моих руках окажется ваше оружие. Я и без него много умею, представь, сколько с ним я смогу сделать? - Ответ Энока изначально звучал строго, чувствовали нотки недовольства и раздражения, а ещё сдержанности от того, чтобы не напасть на людей Беллами, показать ему, как Энок умеет красиво убивать. Но к концу он уже тянул к ушам свою безумную улыбку, которая выглядела ещё более жутко из-за его выпученных глазищ. - Весело будет, правда? - Мужчина сощурился, выдержав взгляд в глаза Беллами, словно пытался передать ему свои мысли. И хотя это было невозможно, не трудно было догадаться, что в них было нечто подобное: "я это сделаю", "тебе конец", "я всех убью", "я классный".
- Да-да, ты классный пацан с пушкой. - Отмахнулся Энок от Беллами, когда тот хотел сказать, что всем плевать, что сам Энок не захочет быть убитым пулей в голову. Что вообще за смерть такая эта пуля в голову? Разве не лучше будет поймать свою жертву голыми руками, вцепиться когтями ей в глотку, разорвав её? А потом с удовольствием наблюдать за предсмертной агонией жертвы? И понимать, что это сделал ты. Не оружие в твоих руках, а ты. Или также быть убитым, чтобы предоставить своему убийце миг славы и наслаждения видом уже своей предсмертной агонии. Это всё было заложено в голове Энока с самого детства и воспринималось им, как нормальное обычное дело. Но Беллами как раз таки показывал ему, что бывает по другому, расширял горизонты.

- При чём тут мой язык? Почему ты меня об этом спрашиваешь? - Теперь на лице Энока было недоумение и снова это дурацкое детское любопытство, указывающее, что ему, правда, нужен ответ на его вопрос. Нельзя просто взять и отмахнуться от Энока, нужно давать ответы. Это единственное, что делает чуточку добрее и менее злобным монстром, коим он являлся. На счёт же небесных у Энока были свои соображения и отношение, которое, кстати, было нестабильно, как и вся его жизнь. Он просто делал поспешные выводы, возможно, но кроме них у него не было больше на чём основывать своё отношения. Услышав о том, что они собираются в будущем и, правда, приручать лошадей, Энок повернулся к ним, улыбнулся и отвернулся. За этим будет забавно наблюдать. Энок был уверен, что это будет ещё то зрелище. Видно же было, что эти люди не совсем готовы для жизни в лесах. У них там в космосе всё по другому было. И пока они будут осваиваться и набираться опыта, то, наверно, много косяков будет. Энок серьезно собирался за этим просто наблюдать, вряд ли даже поможет.

Услышав высказывания о доверии, Энок обернулся к девушке и стал её рассматривать так, словно только сейчас увидел, что она здесь, с ними. Рассматривал он её недолго, посмеялся что-то, посмотрел на Беллами.
- Кажется, здесь и, правда, мозги есть только у тебя. - Произносит он негромко, даже как-то вяло уже. Пока солдаты выгребали из карманов свои пожитки, то Энок просто стоял на месте и осматривал местность, всматриваясь в каждую деталь казалось бы одинаково зеленых деревьев. Он опасался, что здесь могут быть разведчики. Если они собираются идти в какое-то племя, то этому племени совершенно не обязательно знать, что Энок находится в пленниках. Он даже представить не мог, как они отреагируют на это. Но поддержки не ждал, да и не нуждался в ней. Мужчина с удовольствием подал руку Беллами, ожидая, что тот его отпустит и можно будет нормально продолжать путь, но нет...Энок удивленно вскинул бровями, недоуменно смотря на наручник, которые теперь был и на руке Беллами.
- Да, конечно, они пойдут на сделку с идиотом. - Произнес Энок, кривя свою морду в непонятных гримасах. Но не стал возмущаться. Он уже знал, как всё подаст. На высказывания Беллами о засранце, Энок вообще не отреагировал, словно не слышал.

Энок двигался уверенно и быстро, не дожидаясь отстающих. Рюкзак он тащил сам, потому что так надо было, а не потому что никто другой этого бы не делал. Идти нужно было минут двадцать, возможно, полчаса. Но оказавшись возле племени, Энок замедлил ход и прошёл ближе уже вальяжно, как хозяин. Он остановился недалеко от поста, чтобы постовые могли рассмотреть его и убедиться, что это мерзкое злое лицо им знакомо. Так и случилось. Само собой их смущал вид Беллами и Райвен, которые уж точно не были похожи на землян. По ним сразу было видно, что они небесные. Или, возможно, так только Эноку казалось. Дальше между людьми последовал диалог, в ходе которого Энок выставил всё так, что Беллами его пленник, поэтому на них наручники. Никто даже не засомневался в правдивости этих слов. А Райвен была просто беспомощным мозгом их компании. Она без всяких наручников, потому убежать далеко не может, да и не опасна. Когда люди попытались поинтересоваться у Энока, почему у него пленные небесные, то Энок пообещал сожрать их детей. Он был убедителен, поэтому вопросов больше не задавали. Само собой, Энок был знатным злобным воином. О нем не ходили легенды, но некоторые слышали о его безумии. Поэтому его репутация сейчас играла им на руку. Он кинул людям рюкзак, сказав, что это ценные материал прямо из космоса. Преподал всё так, словно этот рюкзак ценнее всех жизней жителей этой деревни. Видимо, поверили, потому что дали четырёх лошадей.

По возвращению Энок подумал о том, как ему вызвать доверие у людей. Первым вариантом было спасти кого-то, но для того, чтобы спасти нужна опасность. Сейчас главная опасность это Энок. Он подумал о том, что мог бы кого-то попытаться убить, но оставить в живых, словно спас сам от себя, но не был уверен, что план сработает, поэтому он не стал ничего делать, кроме как наблюдать, но даже это ему понравилось делать, занятно было. Эти люди отличались от них, словно какие-то умные животные. Эноку просто постоянно таращился на кого-нибудь, изучая его. Время от времени он задавал каверзные вопросы и если кто-то посмел бы ему не ответить, то он бы...ну...Беллами пожаловался бы, намекнул бы, что может в Халка превратиться, например.

+2


Вы здесь » Divergent & The100 : We aren`t the ones who seem » .квестовые эпизоды » Bellamy Blake, Enoch, Raven Reyes & Lagertha


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC