<

ДАТА: ноябрь 2149
ОСНОВНЫЕ СОБЫТИЯ:В Чикаго стало неспокойно: произошла революция, в ходе которой Эрик Робертс захватил власть, свергнув Джанин и отправив ее за решетку. Благодаря Мэттью Грею ему становится известно о том, что за стеной могут быть выжившие, и оставлять это без внимания он не собирается. Джон Мёрфи, которому почти удалось сбежать из Штаба Эрудиции, попадает в лапы Бесстрашных. Дружелюбие разгромлено, и не многим дивергентам удалось спастись от участи быть пойманным, но Кейт повезло - она укрылась в лесу. Из-за подозрительного поведения Жаклин признают предательницей и выкидывают ее из фургона недалеко от поселения Дружелюбных, убивая ее подругу. В лагере Джаха полным ходом идет поиск выживших с остальных упавших станций Ковчега; поисковые отряды отправлены в несколько точек.
Bellamy Blake, Enoch, Raven Reyes & Lagertha — Enoch
Octavia, Alexandra, Marcus, Felicia & Stephen — Alexandra
John Murphy & Matthew Gray — John Murphy
Lluna & Lexa — Lluna
Aetna Brown & Evelyn Johnson — Aetna Brown



В игру срочно требуются


Сюжетная линия Описание мира Занятые внешности Список персонажей География Хронология Нужные
Рейтинг форумов Forum-top.ru Рейтинг Ролевых Ресурсов - RPG TOP


не пропустите: ссылки, ссылки, ссылки.

Divergent & The100 : We aren`t the ones who seem

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Divergent & The100 : We aren`t the ones who seem » .архив завершенных квестовых эпизодов » Jeanine (Game_Master), John Murphy & Aetna Brown


Jeanine (Game_Master), John Murphy & Aetna Brown

Сообщений 1 страница 26 из 26

1

Продолжение эпизода: John Murphy & Aetna Brown

Квест#2 "Catching Fire"

https://33.media.tumblr.com/284fa1d22680d63a5bde6b34039b3ce5/tumblr_n977sh1XtN1rmjyvgo1_250.gif https://33.media.tumblr.com/8f75c79e5de62aed87dbf8edf46942e4/tumblr_nmb27dNMs01sy4dt2o4_250.gif

DATA & PLACE

PLAYERS

4 ноября 2149, 16:00-18:00
Штаб Эрудиции

Jeanine(GM), John Murphy, Aetna Brown

После неудачного сопротивления в Маяке, Джона Мёрфи доставляют в Штаб Эрудиции Чикаго, где его уже поджидает Глава Всея Эрудитов и будущего Мира.

+1

2

Джанин неотрывно смотрела на экран и постукивала пальцами по столу.  На монитор онлайн транслировалась съемка одной из больничных палат в секторе фракции Эрудитов, и женщину бы утомило это однообразное зрелище, будь она кем-то другим, или если бы на больничной койке находился кто-то другой.
На кровати лежал худой мальчишка лет шестнадцати-семнадцати, но из-за иссушенной и обветренной кожи он выглядел старше, чем был на самом деле. Отчет, предоставленный медиками, позволял сделать вывод о том, что этот парень перенес немалые лишения, недоедал и не мог себе позволить качественное медицинское обслуживание. Типичный афракционер. Вот что сказала бы Джанин, едва увидев его, но информация, полученная Этной, свидетельствовала об обратном.
Со слов своей подчиненной женщина знала, что этот мальчишка не имел никакого представления об их городе, системе фракций. Он не обладал даже минимумом информации, которой афракционеры снабжали своих отпрысков. Так кто же он такой? Конечно, можно было бы прямо сейчас пойти в палату и расспросить парня, но Джанин никогда бы не стала действовать вслепую, а на данный момент у нее на руках было слишком мало информации. Будет лучше подождать, когда аналитики сообщат ей о результатах поиска в базах данных. Если этот парнишка попытается ей соврать, она об этом узнает.
Разумеется, отличным вариантом было бы использовать сыворотку правды, но пленник вполне мог оказаться дивергентом, что сделало бы подобные попытки попросту бесполезными.
– Мисс Мэттьюс,– вошел в кабинет один из аналитиков,– мы проверили все имеющиеся у нас базы данных, но не нашли никакой информации о задержанном. Следовательно, он родился и вырос за пределами города.
– Спасибо,– сухо кивнула женщина и проводила докладчика взглядом до двери, после чего вновь сосредоточилась на экране монитора.
Может, среди афракционеров есть те, кто не пожелал мириться с таким укладом жизни, и отделился от этой кучки беспризорников? Тогда возникает вопрос, как он смог выжить практически в первобытных условиях. Нужно было его расспросить, но следовало сделать это осторожно и деликатно, без напора. Судя по тому же докладу медиков, на теле парня были явные следы пыток, значит, терпеть боль он привык. Да и не в стиле это эрудитов, добывать информацию подобным образом, пусть этим занимаются бесстрашные.
А Джанин, как и всегда, использует свой ум, чтобы выяснить все, что ей необходимо. Поднявшись со своего места, она вышла из кабинета. Оказавшись перед больничной палатой, женщина накинула белый халат и прихватила папку с ручкой. Этому мальчишке и в голову не должно прийти, с кем он разговаривает. Постучавшись в дверь, Джанин вошла в палату.
– Здравствуй, Джон,– поприветствовала его она, и опустилась на стул рядом с койкой,– ох, я должна сказать, что Этна сообщила мне твое имя, так что не стоит пугаться. Как ты себя чувствуешь?

+1

3

http://sg.uploads.ru/4bfQp.gif

Baby did you forget to take your meds?

"Господи, ты серьезно? - черт, может, стоило еще ее напоить? - экраны? - кто это? - черт;
- я - Этна Браун. Как тебя зовут? - ты дивергент? откуда ты? Кто такие дивергенты? Кто эти двое? Пусть эти двое выйдут, тогда и поговорим.
- еще чего захотела.
Курок, пистолет, ноющая боль, слишком, слишком много крови.
И вопросов.
- Серьезно, он потерял сознание? берите его и несите в вертолет. Чем быстрее, тем лучше.."

...первым, что он почувствовал - знакомый запах медикаментов, моментально вызвавший целый ассоциативный ряд из прошлого, и одновременно - рвотный рефлекс.  Пульсирующая боль в голове настойчиво намекала, что можно бы и еще немного поблуждать в стране Морфея, куда Мёрфи так нелепо провалился во время их недавнего разговора с той странной девицей Этной Браун, впрочем, Джон не сразу сообразил, что давно лежит с открытыми глазами, щурясь от яркого света лампы, будто лежа на операционном столе, с ощущением, что вот-вот в него воткнут скальпель без анестезии.  Где-то совсем недалеко слышны женские голоса, но слов не разобрать.
"где я, черт возьми, снова". - мысленно возопил он, вспоминая, как часто подобные пробуждения не оканчивались ничем положительным. Рефлекторно он заставил себя сесть и пожалел об этом - боль, концентрирующаяся в висках перескочила к затылку и лбу, как бывает, когда получаешь сотрясение, или просто неудачно врезаешься мордой в бетон, что было как раз в его случае. Потребовалось время для того, чтобы худо-бедно осмотреться и понять, что он находится в помещении, больше похожем на то место, где он когда-то проводил свои последние часы на Ковчеге: также мелко, вокруг - светлые стены, кровать, умывальник. Только чище, стерильнее и пахло слишком отвратительно.
А еще он переодетый, чистый, перебинтованный и с капельницей.

"стоп-стоп-стоп" - руки лихорадочно вытащили из вены катетер, брезгливо откидывая его подальше от себя, в то время как сознание пыталось сконцентрировать поток невнятных мыслей в голове.
Для начала он поднял руки, осматривая аккуратно перебинтованный укус подводного монстра, и именно в этот момент к нему зашла женщина в белом халате, средних лет, светловолосая, и, в целом, выглядящая так, будто сошла с подиума или экранов телевизора. Она уверенно села рядом, и Джон молча поднял на нее весьма красноречивый, вопросительный взгляд, полный логичных опасений и подозрений. 
Здравствуй, Джон,  ох, я должна сказать, что Этна сообщила мне твое имя, так что не стоит пугаться. Как ты себя чувствуешь?- он опешил от подобного обращения, и подозрений во взгляде стало чуть более, чем слишком много.
- я что, успел сдохнуть? - задает он идиотский, но вполне интересующий его вопрос на данный момент. Взгляд пристальный, внимательный, изучающий, однако желание скосить его в сторону выхода, дабы оценить масштабы побега, становится едва преодолимым.
да, он чувствует себя намного лучше. Может быть, потому что чистый, а все его раны - обработаны, но в то же время дискомфорт от ситуации щемил куда больше, чем целая гора плюсов.
Жизнь слишком научила его не доверять окружающим, чтобы позволить себе сейчас сидеть спокойно, весело свесив босые ноги с койки.

+3

4

Как и ожидала Джанин, этот парень вовсе не собирался сразу выкладывать на стол все карты. Пока женщина не знала, природная это осторожность, приобретенный опыт или же парень просто наглец. При  любом из этих раскладов его можно разговорить. главное, чтобы он не понял, что его допрашивают. Поэтому, будет гораздо лучше спровоцировать его на ответ или хотя бы реакцию.
- Нет, Джон,- улыбнулась Мэттьюс,- ты жив и относительно здоров. Я понимаю, что за пределами города отсутствует приличное медицинское обслуживание, но о пытках, признаться, мы даже не догадывались.
Но мы немного отошли от темы. Я хотела задать тебе несколько вопросов относительно твоего самочувствия и полученных травм. Это не праздное любопытство, как может показаться на первый взгляд,-
от Джанин стал сугубо деловым,- нам просто необходимо подобрать тебе подходящее лечение. И нас очень беспокоит этот укус,- женщина указала на забинтованную руку парня,- если мы не узнаем его природу, будет гораздо сложнее бороться с последствиями.
Стороннему наблюдателю вполне могло показаться, что эти вопросы никоим образом не помогут ничего узнать о пациенте, но Мэттьюс считалась умнейшей во фракции Эрудиции, и никогда ничего не делала просто так. Сейчас перед ней стояла довольно сложная задача - выяснить, кто этот человек, и насколько он опасен. Ведь еще ни разу с того момента, как Эрудиция получила контроль над тем маяком, никто туда не проникал, даже афракционеры.
Может, некоторые слухи правдивы, и далеко за Стеной есть люди, выжившие после той страшной войны. Подтверждения этому пока не поступало, но Джанин считала вероятность подобного весьма высокой. Если в этом городе живут люди, что почему этому же не бывать за его пределами. И кто знает, каковы эти люди?
Они могут быть мирными, а могут быть и опасными. Скорее, второе. Если у них другой общественный строй, то общение с ними может подвергнуть риску разрушения фракционную систему. Пока никому не приходило в голову, даже дивергентам, что фракции нужно упразднить. За фракционные ценности цеплялись, с ними жили, на них воспитывались. А если показать им другую жизнь, то в обществе возникнет раскол, который Джанин всеми своими силами пыталась предотвратить. Угроз и так было слишком много, еще одна была не нужно. Поэтому, как только мальчишка ответит на вопросы, от него придется избавиться. Судя по тому, как с ним общались, искать его не будут. Главное, чтобы о загадочном пленнике не прознали те, кому это не нужно.
Джанин вежливо улыбнулась Джону в ожидании ответа.

0

5

Брови непроизвольно поползли вверх, когда странная женщина вновь заговорила. Джон на какое-то время вообще выпал, наблюдая за ее губами,  которые выдавали слишком ровный поток идеально сформулированных мыслей. Ему не нравился ее спокойный, холодный тон, и не нравилось положение, в котором он сейчас находится. И пока она говорила, у него было время подумать над собственными ответами, не забывая, все-таки косить взгляд в сторону выхода.
- пытки? - он опешил, не понимая, откуда она вообще могла об этом узнать. Да и времени с того случая прошло немало по его меркам, следов почти не осталось. Может, разве что пара царапин. - никаких пыток. - поспешил он заверить, нагло солгав, а сам едва поджал губы в непонимании ситуации. Опыт научил его, что даже если расколешься сразу, не факт, что тебя отпустят. Ему с землянами повезло по чистой случайности, и то только потому, что он послужил материалом для передачи заразы в свой лагерь. Никогда. Никому. Не доверять. - единственное верное правило во всех случаях, даже если тебя причесали, накормили и одели.

В данном случае, конечно, и вовсе раздели.

- насчет укуса - он задумчиво почесал затылок, с удивлением отмечая, что волосы тоже вымыты. Уже и забыть успел, какими они бывают чистыми на ощупь. А в голове невольно закрался вопрос, каким образом им удалось все это сделать, и как долго он валялся без сознания. Сейчас было важно сохранять эту политику вежливой игры - тут хлебом не корми, и так понятно, но пока еще слабое напряжение ощущалось; с его стороны - от неуверенности в происходящем, с ее - от отсутствия ответов на свои вопросы.
- не помню, как это вышло, но я очнулся на берегу возле маяка уже таким. - он ухмыльнулся, качнув головой. Настало время для качественного и умелого вранья, а это - его самое любимое занятие.  Он умел это делать, и делал весьма правдоподобно. Но женщина, что так настойчиво задавала вопросы не была похожа на ту, которую можно было обмануть банальными способами.  Возможно, еще неделю назад он поступил бы иначе, сдав с потрохами всех, кого только можно было. Но даже если на первый взгляд не чем и не кем дорожить, то не стоит забывать о собственной жизни, цена которой увеличивается в геометрической прогрессии вместе с выдаваемой информацией. Жизненные реалии ставят такие условия, при которых не достаточно, чтобы твоя жизнь была ценна только тебе; необходимо, чтобы твою жизнь ценили и другие. Лучше, если причины будут меркантильными.
- чувствую я себя замечательно, думаю, в дальнейшем лечении нет необходимости. - он старался придать своему голосу оттенок как ее..благодарности? Но вряд ли вышло. Лишь слабо улыбнулся, выразительно посмотрев в лицо своей собеседнице. Сказанное было чистой правдой, поскольку о нормальном медицинском обслуживании Мёрфи мог только мечтать. И хотя за все время его пребывания на Земле, он возымел иммунитет практически к любым травмам, просто потому что судьба даровала ему поразительное здоровье и хитрожопость высокого уровня, сейчас он будто заново родился, и это было настолько непривычно, что настораживало.

Теперь настал черед его вопросов. Не думала же госпожа... кстати, как ее там?
- Вы не представились. - подобно вежливости собеседницы замечает он, поджимая ноги под одеялом.  - где я нахожусь?
Ощущение, что еще немного, и он начнет улыбаться сквозь зубы, потому что игра затягивалась, а время шло.

+2

6

Было непохоже, что этот парень собирается ей помогать, но никто не говорил, что будет легко, особенно с тем, кто никогда не являлся членом их общества. Было бы хуже, если бы мальчишка просто молчал, но то, что он говорил, и как, наводило на определенные мысли.
Первое - Джон ей не поверил. Значит, неоднократно сталкивался с ложью, жестоким отношением к себе и предательством. И был весьма неглуп.
Второе - он сказал неправду насчет пыток. Значит, действительно владеет любопытной информацией и не собирается ее разглашать. Однако выслушать до конца все же стоило.
- Мое имя Джанин Мэттьюс. Этот город принадлежит тем, кто смог уцелеть после всего произошедшего,- по губам Джанин вновь скользнула улыбка,- и должна сказать тебе, Джон, если тем людям, что сделали с тобой такое,- женщина образно указала на его увечья,- ты лгал так же скверно, как и мне сейчас, то неудивительно, что дела пошли скверно. Откуда мы знаем, что это были пытки? Следы на твоих пальцах, шрамы..., такие наносят, чтобы причинить боль, а не убить. Это все есть в медицинском заключении, которое сделал врач, что осматривал тебя,- Мэттьюс вздохнула,- я понимаю твое нежелание вспоминать пережитое, но те, кто сделал это с тобой, могу угрожать жителям этого города, а нам бы хотелось знать о подобной опасности, пусть даже только вероятной.
Насчет укуса тоже была ложь, так что, возможно, обстоятельства получения этой травмы были куда более захватывающими, чем описал пленник.
- Что касается твоего укуса, то я уже сказала - это не праздное любопытство,- Джанин не любила по несколько раз повторять одно и то же, но этот парень, очевидно, из тех, до кого трудно доходит,- рядом с чертой города были нападения животных с летальным исходом, хотя раны были поверхностные и не могли послужить причиной смерти. Поэтому, если ты инфицирован, нам бы хотелось знать, кем или чем именно, чтобы избежать подобных случаев в будущем.
Джанин сделала в блокноте несколько пометок, разобрать которые могла только она сама, и снова переключила свое внимание на парня.
- Мы смогли выжить, Джон, потому что заботимся друг о друге, приглядываем друг за другом, и вместе защищаемся от опасностей, какова бы ни была их природа. Сюда извне приходили многие,- ровно произнесла она,- и они смогли стать полноценными членами нашего общества. Но каждый раз, спасая нового человека, мы узнаем о новых опасностях, которые подстерегают нас.
Мне бы хотелось верить, что люди, что сотворили с тобой подобное, находятся очень далеко отсюда. Но я не хочу, чтобы кто-либо из наших жителей перенес такие муки. Здесь находятся дети, Джон, которые не подозревают о том, как жесток может быть мир снаружи. И наша задача - защитить их.

0

7

Только теперь части разобранного многотысячного паззла стали собираться в какую-никакую, а единую картину. Как и всегда, начиная с краев, с неба, добирая до середины, с трудом подбирая детали. И чем ближе к середине, тем тяжелее рисунок, а здесь он был слишком, слишком мелок. Тем не менее,  стало ясно, что, вероятно, помимо Ковчега на Земле все-таки был шанс выжить нормальным, цивилизованным людям, а не тем дикарям, которые все еще живут в первобытном строе. Их технологии, одежда, оружие - все говорило о том, что город либо развивался не один десяток лет, либо пожинал плоды своих предков. Им-то, на Ковчеге, довольствоваться было нечем, помимо старых, столетних, довоенных записей на едва функционирующих гаджетах. И то, подобными игрушками баловались на Фениксе, но никак не на Аркадии.
Джанин Мэттьюс ошиблась, предположив, что доходит до Мёрфи долго. В связи с последними событиями, ситуации приучили его реагировать  быстро, другое дело, что не всегда правильно. Он вновь ощущал на себе подобие лапши на ушах, но, тем не менее звучала женщина слишком убедительно - настолько, что это действительно походило на правду. 
Какое-то время он молчал, обдумывая, как поступить. Разумеется, это частично выдало его, и он это тоже понимал. Эта женщина пронзала его взглядом насквозь, словно видела все его мысли через прозрачную черепную коробку.

О какой заботе они говорят, если посылают за одним раненым человеком вооруженный отряд? И эти мониторы, в которых вооруженные люди в той же форме гнали к поезду людей. Это ли их забота? Хотя, давайте вспомним заботу "о своих" в его собственном лагере.

Но одно было ясно точно - эта женщина не знала, кто он такой, и что из себя представляет, поэтому оставалось действовать по простой и привычной схеме - торговаться.
Но каждый раз, спасая нового человека, мы узнаем о новых опасностях, которые подстерегают нас.
- правда? и много таких? - он любопытно покосился на Джанин, памятуя о своей пустынной преступнице. Ему было действительно интересно, добралась она сюда, есть ли шанс встретиться с ней вновь или она похоронила себя на минном поле. - о каких опасностях вы уже успели узнать? - теперь он ведет себя чуть более развязно, и в то же время расслабленно, поняв, как стоит разговаривать с тем, кто планомерно выпытывает у него информацию. Если она им так необходима - что ж, пусть заплатят за нее. - "мои" люди - он нарочито выделил интонационно первое слово - далеко. Меня мало интересует, что с ними. - он облизал пересохшие губы и перевел тему, оставив собеседнице почву для размышлений, но вместе с тем намекая, что плодотворный разговор все-таки может состояться. - прежде чем продолжить,  я бы хотел пообщаться с той, кто доставил меня сюда. Это можно устроить? Этна Браун, кажется. - он слабо улыбнулся, выстраивая линию покладистого мальчика. Если Джанин достаточно умна, то поймет, что Джон, вероятно, доверяет Этне больше, чем ей, и оно, возможно, даст свои плоды.
- и если мы продолжим, я бы хотел делать это не здесь. Это место плохо располагает к разговорам, да к тому же..вид немного не подобающий, если вы понимаете, о чем я.
Ему нужна была одежда, и нужно было как-то покинуть пределы конкретно этого помещения. Все невинно, доверительно, и деликатно.

+2

8

Первой реакцией, которую Джанин удалось выдавить из Джона, было удивление. Правда, после недолгой паузы, которая свидетельствовала о том, что он раздумывал не только над ответами, но и над вопросами, которые задавал. Это не особо нравилось Мэттьюс, но устраивать блиц-опрос с надеждой, что он поддастся на подобную провокацию, было бы довольно глупо. Зато любопытство... на этом вполне можно было сыграть, и получалось весьма неплохо. И, судя по вопросам, которые Джон задавал, знал он гораздо больше, чем говорил. Осталось лишь понять, насколько сама Джанин далека от истины.
- Таких людей немного,- сообщила женщина,- поэтому мы прислали людей, чтобы проверить маяк. Мы использовали его для изучения территорий за пределами нашего города, и, как я уже сказала, визиты извне к нам редки. Мы не могли знать, с миром ты пришел или преследуешь какие-то другие цели.
Основную опасность представляют, разумеется, изменения во внешней среде, которая нами недостаточно изучена, именно по этой причине мы почти не покидаем город. И, как оказалось, враждебно настроенные группы людей, которые после войны настолько потеряли человеческий облик, что способны лишь истреблять друг друга и себе подобных.

А дальше началось самое интересное. Джон, сам того, возможно, не подозревая, начал выдавать информацию не только о себе лично, но и о том, откуда он.
Во-первых, теперь можно было с уверенностью заявить, что далеко за Стеной есть люди. Находятся, весьма вероятно, судя по одежде, обуви и умениям Джона, на уровне техники чуть ниже их города, но при этом их знания и способности были шире, чем у кого-либо из фракций.
Дивергент,- промелькнуло в голове у Джанин, и женщину невольно захлестнула волна страха и ненависти.
Если ее догадка верна, то этот парень гораздо опаснее, чем кажется на первый взгляд. Если "его люди" такие же, как он..., если кто-нибудь из них, решит двинуться по маршруту этого парня... Мэттьюс даже представлять себе не хотела масштабы подобной катастрофы. Такие, как он - это угроза их порядку, их строю, их системе, их миру. Они могут все разрушить.
Джанин должна была во что бы то ни стало предотвратить этот хаос и сберечь мир.
Это же невероятная удача,- вторая мысль успокоила женщину, и даже воодушевила,- мы тратим время на розыск дивергентов во всех фракциях, когда нам, вероятно, достался один из них. Нужно непременно изучить его, чтобы знать наверняка.
Эти мысли промелькнули у нее в голове всего за несколько секунд, и никак не отразились на ее лице. Джанин продолжала спокойно и с легкой полуулыбкой смотреть на Джона. Его совершенно не интересовало, что происходит с его людьми, с теми, кого он знал большую часть своей жизни. Следовательно, его там не жалуют, и эти чувства взаимны. Что ж, на этом тоже можно было сыграть.
А вот что касается его просьбы по поводу Этны...
- Сожалею, Джон,- произнесла женщина,- мисс Браун сейчас проходит обследование. Она была снаружи достаточно долго, и могла подцепить какой-нибудь вирус, а эпидемия в городе нам совершенно ни к чему, да и отдохнуть ей не помешает.
То же самое относится и к тебе. Сначала мы должны убедиться, что ты полностью здоров, провести дополнительное обследование, чтобы исключить заболевания, передающиеся воздушно-капельным путем, через тактильный контакт. Значит, ты не помнишь, как получил укус? А что насчет перенесенных ранее заболеваний?

ООФ

Готовься, Джон, тебя скоро будут проверять на дивергентность))) Даешь эксперименты на людях!

0

9

Джон ухмыльнулся, качая головой. Это походило на бред. С их технологиями и оборудованием изучение "внешней" среды, как она выражается, не должно было вызывать проблем. У них есть иммунитет к радиации, и это не люди маунт Везер, которые не могли дышать воздухом, не прибегнув к тщательной фильтрации. И даже у тех были возможности для экспериментов, а их там было чуть больше трехсот, и только один из них - ученый. Когда как тут, судя по всему, проблем с наукой не было. Поэтому он не верил ни единому ее слову. Хотя, быть может, у них какой-то свой способ защиты от радиации? Черт их знает.
Джон нахмурился, чуя подвох. Сначала женщина делает вид, что ни о чем не в курсе, а теперь говорит о настроенных враждебно группах людей, которые истребляют себе подобных. Вряд ли Жнецы доходили сюда, и уж тем более - переплывали на этот берег. Да их бы мины подорвали, в конце концов. Так откуда же ей знать?
Невольно вспомнилось то, о чем когда-то говорила Кларк, когда сбежала из горы Везер. О том, что очнулась в палате, такая же вымытая и "заштопанная", и что не выпускали ее до окончания инкубационного периода, и многое из того, что тогда поначалу происходило с Гриффин, происходит с Джоном сейчас. Совпадение?

Сомневаюсь, что ты пришла бы сюда, будучи неуверенна в том, что это безопасно- он ухмыляется и пожимает плечами. Говорить о своих приключениях в лагере Сотни и об отношениях с землянами ему пока не слишком хотелось, хотя игра в "вытяни из другого то, что может дать тебе почву для размышлений" была взаимно интригующей. Она знает, что есть и другие, он знает, что она об этом уже знала от кого-то.
    Новости о дальнейшем обследовании разочаровали, и необходимо было срочно придумывать способ, при котором его непременно должны вывести отсюда. Но, похоже, выбора особо не было, и сколько продлятся эти их "обследования" никому неизвестно.

  Услышанное об Этне Браун его озадачило. Джон не помнил последние секунды перед тем, как потерял сознание. События того вечера вообще вспоминались с большим трудом, и обрывались где-то на моменте, в котором он обнаружил мониторы. 
- я плохо помню из всего того, что было со мной до попадания в маяк. - снова солгал он, в надежде на то, что женщина просто оставит его в одиночестве, раз уж выпускать отсюда пока не намерена. - могу сказать, что "мои" люди не настроены враждебно. И до вас они вряд ли доберутся по определенным причинам - каким именно он уточнять не стал, оставив толику недосказанности для посева зерна сомнений и интереса в голове слишком любопытной женщины. - что касается моих предыдущих "заболеваний" - вами точно было подмечено: внешняя среда недостаточно изучена. В округе много хищников, многие из них имеют даже не по одной голове.  - он снова улыбается, но почти сквозь оскал. Как всегда, когда заставляет себя через силу скрывать свое раздражение. - долго мне еще проходить "обследования"?  -  он садится на кровати, достает из-под одеяла руку и не спеша подносит ее к лицу, убирая с глаз волосы, и как бы между делом, совершенно того не скрывая, прокусывает заусенец большого пальца. Соленый вкус стали на кончике языка напомнил о неприятных воспоминаниях, но сейчас Джон был слишком сосредоточен на собеседнице. - в любом случае, я хотел вас поблагодарить. - как можно более правдоподобно заявляет он, невзначай хватая испачканной в собственной крови рукой ладонь Джанин. Для пожатия. - думаю, если бы не вы, я бы так там и погиб - он вперивается внимательным взглядом в лицо женщине, какое-то время выразительно смотря ей прямо в глаза.

+1

10

Этот мальчишка уже начал раздражать Джанин своим упрямством и желанием показать, что здесь он будет диктовать условия, и плевать, кто является хозяином положения. А может, он смог уловить что-то в ее словах? Может, она ненароком выдала ему лишнюю информацию? Вряд ли, скорее всего, этот парень очень неглуп и подсознательно ищет подвох, что, несомненно, усложняет ей задачу. Разумеется, проще было бы использовать сыворотку правды, которую применяют в Искренности, но поскольку Джанин подозревала Джона в том, что он является дивергентом, с этим шагом было лучше повременить. Этому парню совершенно не нужно знать, что его попытаются контролировать и добыть необходимые сведения гораздо более действенным способам, нежели пытки.
Похоже, мальчишке совершенно не понравилось, что придется провести здесь еще некоторое время, и женщина сделала в уме пометку усилить охрану и наблюдение за этой палатой. Пока Джон не проявляет никаких признаков враждебности, но подстраховка на случай форс-мажора никогда не была лишней.
Он еще раз повторил, что плохо помнит то, что предшествовало потере сознания, но Мэттьюс не особо верила его словам, раз уж Этну Браун он ухитрился запомнить - еще один повод подержать пленника здесь.
То, что якобы его люди не настроены враждебно не вызвали у Джанин никаких положительных эмоций. Все, что отличалось от уклада жизни этого города, могло ему навредить. И даже хорошо, что посторонним трудно сюда добраться, женщине вполне хватало забот с дивергентами и бестолковыми упрямцами отреченными, не хватало еще беспокоиться и о внешних угрозах.
Заявление Джона о мутировавших животных вызвало у Мэттьюс снисходительную улыбку. Еще одна галочка - наука у "его людей" не шибко хорошо развита, раз он относит генетические мутации к категории враждебной внешней среды. А может, он просто плохо учился в школе, или же не учился вовсе. Но это не имело никакого значения для их исследований в области дивергенции и происходящего далеко за Стеной.
Джон теперь явно выразил свое недовольство дальнейшим обследованием, сел на кровати и, как бы случайно, прокусил свой палец.
Это что, провокация?- мысленно нахмурилась женщина,- что этот жалкий сопляк себе позволяет!?- но на ее лице не отразилось ни единой эмоции, когда он окровавленной рукой сжал ее ладонь, пристально глядя ей в глаза и как бы выражая благодарность.
- Тебе следует быть осторожнее, Джон,- мягко произнесла она,- тебе обработают рану, чтобы не попала инфекция,- дверь скрипнула, и в палату вошел мистер Джонс,- здравствуйте,- поднялась с места Джанин,- Джон, этот человек займется твоим обследованиям. Оказывай ему помощь, и сможешь выйти отсюда раньше. Мистер Джонс, проследите, чтобы наш пациент не умер от голода. Увидимся, Джон,- кивнула женщина и вышла из палаты, возле которой уже находились несколько бесстрашных и доверенных эрудитов.
- Слушайте меня внимательно,- зашептала она, протягивая им испачканную в крови Джона руку,- эту кровь срочно на анализ, ищите любые отклонения от нормы. Проследите, чтобы еда нашего гостя была хорошо "приправлена"... И чтоб глаз с него не спускали!

ООФ

Джон, надеюсь, ты согласен на хорошее снотворное?

0

11

https://38.media.tumblr.com/548fb4bddbdee53f6924cb0f2ce8c1f2/tumblr_nmk31yzUCH1scyhcso1_500.gif

Ситуация приобретала тот самый неприятный окрас, которого Джон намеревался избежать изначально: его отсюда выпускать не планируют, а если и планируют, то очень нескоро. Судя по короткому, но продуктивному разговору, было понятно, что не так уж тут и принимают чужаков, как говорила когда-то его знакомая пустынная спутница. Они боятся, только не совсем понятно, чего или кого именно. Песнь об инфекции слабо походила на реальность, поскольку технологии этого города явно преуспели, и настолько страшиться выхода за пределы города — это как минимум странно.
Джон недовольно стиснул зубы, когда женщина поднялась и, перед тем как уйти, представила ему его лечащего «врача», с короткой пометкой о кормежке. Одно упоминание о еде заставляло слюну непроизвольно выделяться во рту. Несмотря на привычный, голодный уклад, к которому Джон привык в лагере, здесь наверняка кормили полноценно, нормально и сытно. И все же. Но жизнь научила его есть только то, что добыл сам, потому что намеренно себя не отравишь. Только если по незнанию.
- мдааа, безумно рад нашему знакомству. - саркастично и ядовито выплюнул он, бросая взгляд в спину скрывающейся за дверью женщины, и поднимаясь с койки. В данном случае, как и всегда, время — драгоценные минуты, где трата даже одной секунды может сыграть свою основополагающую роль. По опыту, всегда лучше перебдить, чем недобдить, а в данном случае, попытка — борьба, которая может себя оправдать. А может и нет. Риск на то и риск, что даже при мизерном проценте удача может повернуть ситуацию в твою пользу.
- у меня сильно ноет укус. Вы не могли бы посмотреть? Да и я был бы не прочь увидеть, что творится с моей конечностью. - заявляет он, подходя ближе к «Мистеру Джонсу», дабы иметь возможность получше его осмотреть.  Тот был явно не в восторге от просьбы, поскольку создавалось ощущение, что, будь у него реальная возможность, он бы морщил от брезгливости нос, а еще лучше — просто ушел. Однако, приказ есть приказ, и когда «Мистер Джонс» потянулся руками к бинтам, Джон, не теряя времени, четко и точно двинул ему локтем в лицо, разбивая в кровавое месиво его аккуратный, прямой нос. Это дало немного времени и возможность стащить свободной рукой с его шеи именной бейджик-ключ, который все это время висел у «доктора» на шее, и который Джон заметил только тогда, когда подошел ближе. Уходящая несколькими секундами ранее Джанин, сама того не понимая, подкинула Мёрфи идею, которую он, почти не обдумывая, взял на вооружение, и решил этим воспользоваться. Все было быстро настолько, насколько это было возможно. И пока Мэттьюс отдавала приказы по ту сторону палаты, Джон Мёрфи уже успел обезвредить на необходимое время Джонса и стащить ключ.
    Поскольку комната была не слишком крупной, он добрался до двери в несколько быстрых шагов. Потребовалось еще немного времени, чтобы понять, каким образом открывается электронным ключом дверь, и когда все-таки ему это удается, он протискивается в небольшую приоткрытую щелку, молниеносно выискивая взглядом знакомую фигуру, которая все еще о чем-то увлеченно говорит с двумя подчиненными, вытянув им свою испачканную руку.
Блять, они снова здесь. - подумал он, резко ринувшись в сторону, женщины, в попытке сделать захват и уволочь ее к стене.
   Безусловно,  все его попытки еще в самом начале заметила встроенная в палате камера, и — да, кто-то уже мчался об этом доложить. Но ситуация была таковой, что меньше чем за три минуты, Джон успел выбраться в коридор, и целью его вылазки была никто иная, как сама Джанин.
Если ему только удастся схватить ее за шею, он без труда ей ее свернет, но на самом деле преследовал он не это. Ему нужно было время, и где-то отдаленной частью мозга он понимал, на что мог себя обречь, и какие последствия это за собой повлечет. Именно поэтому его цель — Джанин. Простая схема клишированых захватов, но краткость — сестра таланта, это Джон уяснил еще тогда, когда душил своего приятеля в целлофановом пакете.

офф

понимаю, что действий многовато, но вроде описал достаточно логично, и там есть, куда развернуться. не думала же ты, что я так просто все оставлю? х)

+2

12

Раздав необходимые указания, Джанин двинулась по коридору в сторону своего кабинет, откуда она смогла бы наблюдать за всем, что происходит в палате. Конечно, она не сомневалась в том, что мистер Джонс сделает все, как положено, но в этом парне было слишком много странного и непонятного. Первые анализы должны были вот-вот поступить, а ее лаборанты уже приступали ко второй фазе исследований, так что в ближайшее время женщина планировала получить сведения, которые приблизили бы ее к разгадке тайны гораздо быстрее, чем все те разговоры и беседы, что она могла с ним провести.
- Мисс Мэттьюс,- подошел к ней руководитель лаборатории,- анализы того парня, что вы просили.
- Полагаю, они необычны,- произнесла Джанин, принимая бумаги,- иначе вы бы не пришли ко мне лично.
- Это так,- согласился мужчина,- нам всем известно, что та война провела своего рода естественный отбор: более сильные приспособились к окружающим условиям, их организмы адаптировались, смогли фильтровать радиацию и легко переносят мир таким, каким он стал.
- Да, мы смогли приспособиться, как и любой другой организм на этой планете, который стремиться выжить. К чему эта вступительная лекция?
- Этот парень сильнее нас... генетически,- Джанин приподняла брови,- его иммунная система намного сильнее, чем у любого из нас.
- Возможно, это какая-то генетическая мутация,- предположила женщина,- редкость, но бывает. не всем же изменениям проявляться в уродстве. Что-то в нашем организме с течением эволюции становиться атавизмом, что-то мы, наоборот, приобретаем в процессе эволюции, которая иногда делает резкий скачок.
- Это так, но есть еще одна странность,- мужчина указал на одну из таблиц в схеме анализов,- элементы в его организме.
- Они не сбалансированы,- сражу же увидела Джанин,- слишком много белка, практически нет элементов растительного или животного происхождения...,- она замолчала, анализируя данные,- подождите... элементы в его организме преимущественно искусственного происхождения? Как такое возможно? Откуда? Для синтезирования подобных веществ необходимо специально оборудование, научные разработки, особые материалы, элементарные знания, в конце концов. Вы же не хотите меня уверить, что где-то за Стеной имеется нечто подобное?
- Не за Стеной,- мужчина понизил голос, чтобы никто, кроме Джанин, не мог его услышать,- мое предположение может показаться абсурдным, но оно объясняет наличие этих двух отличающих факторов,- взмахом руки женщина показала, что он может высказывать свою гипотезу,- я полагаю, что этот парень не из-за Стены. Я думаю..., что он вообще не с поверхности...
- Хочешь сказать, что все эти годы его предки провели под землей? Это глупо,- усмехнулась Джанин.
- Нет, я думаю, что он родился и вырос в космосе,- коротко ответил мужчина, чем немало развеселил собеседницу.
- Это просто сказки,- уверенно заявила она,- что во время войны на орбите якобы вращались космические станции, и там были люди, которые рано или поздно вернуться на Землю. Около ста лет прошло. Как там могли выжить четыре поколения?
- Разумное расходование имеющихся ресурсов, жесткая демографическая политика, синтетическая пища, плюс к тому, невероятная устойчивость его организма, который фильтрует радиацию лучше нашего...
- Солнечная радиация,- пробормотала Джанин.
Это было похоже на бред, и Джанин не собиралась принимать его во внимание, пока не будет достаточных доказательств.

0

13

Первый заряд.

Он получил его в левый бок, когда сделал несколько шагов с порога собственной палаты. Босые ноги холодил пол, и знобило скорее от нервов, чем от температуры в помещении. Казалось, ничто не препятствует цели, ничто не должно помешать ему добраться до нее. Пелена злости и отчаяния, вмиг окутавшие его сознание отключили привычное чувство самосохранения, а вместе с ним - остатки здравого смысла.  Когда желаешь попасть на волю - мозг отключается, а у таких, как Джон Мёрфи, это происходит мгновенно. Джанин Мэттьюс служила красной тряпкой перед разъяренным быком. Он рванул в ее сторону столь стремительно, что даже стоящая пара охраны не сразу просекла, кто вышел из палаты, и что, собственно, вообще происходит. В этом было его преимущество, которое он, увы, заведомо проиграл.
Его пальцы даже успели коснуться ее плеча, и, казалось, еще совсем еще чуть-чуть  - и чужая шея окажется в опасной близости. Она не ожидала, она испугалась, и только теперь, когда Джон смог развернуть ее к себе, у него была возможность увидеть  на ее лице настоящие эмоции,  -  не те, что она выдавала, сидя несколькими минутами ранее в его палате, и заливая какую-то несусветную чушь, а другие, совершенно иные. Настоящие. Они отличались, и теперь он хотя бы убедился в их наличии, потому что до сего момента он сомневался в их существовании конкретно у этой женщины.
Его рука непроизвольно сжала чужое плечо, впиваясь в него острыми, изломанными когтями, что послужило ему своеобразной опорой для ответного удара ногой в солнечное сплетение нападавшего сзади бесстрашного. Отпихнув его от себя на приличное расстояние, он по инерции отпустил женщину, подставляя себя под удар поддых с другой стороны. Воспользовавшись мгновением, его цель поспешно ретировалась, окруженная толпой людей в халатах,  в то время как Джон пропускал удар за ударом, и каждый последующий  выбивал из него остатки мыслей, которые он так старательно собирал в кучу с момента попадания сюда.

https://38.media.tumblr.com/49972412258439e91f92fa8fcdb31ae5/tumblr_nme1p8akIR1rrs8o7o7_400.gif

No hesitation, no delay.


"да черт бы тебя побрал, мать твою" - его мысли, -  его действия. Он ловит себя на этом тогда, когда под очередным ударом ощутимо и неприятно ударяется спиной о стойку ресепшена. Характерный хруст позвоночника вызвал сдавленное рычание сквозь стиснутые зубы. Под руку попадалось все, что только можно: папки, бумаги, степлер, канцелярия. Только на ощупь ему удается схватить первое, что попадается под руку, и не мешкаясь залепить этим нападавшему аккурат в висок,  выигрывая время, и тем самым позволяя себе схватить юродивого за затылок, чтобы в итоге, вывернувшись из-под его рук, ударить эту красиво оформленную рожу с угловатыми чертами лица о борт стойки столько раз, сколько эта тварь сделала ударов кулаком минутой ранее. Похоже, теперь у Джона это привычное состояние - ходить всегда с разбитой мордой, словно дворовой драный кот, вечно дерущийся с уличными псами. Только если бы в ходу были только когти да зубы, то все было бы гооораздо проще.

  Кровавая пелена застилала глаза,  текущая из носа кровь стремительно спускалась по подбородку.  Он выпрямился возле стойки, убедившись одним ударом ноги, что бездыханное тело, лежащее на полу с разбитым виском, вряд ли уже поднимется. По его прикидкам неподалеку был еще один охранник, - тот, которого он отпихнул с самого начала. Может быть, если получится его убрать, то есть шанс...

Второй заряд.
Пронизывающая каждый сантиметр тела, каждую клетку, каждую мышцу боль сковала так резко, словно  тысячи игл одновременно вонзились в костную ткань.

За сим последовал третий.

И четвертый.

И пятый - последний.

Его хватило для того, чтобы больше не пришлось думать о происходящем, потому что злополучная стойка приняла на себя не только чужую голову теперь уже мертвого бесстрашного, но и скованного по рукам и ногам под действием шокера самого Джона. Невозможно было пошевелить рукой, ногой, или даже головой - да что там, невозможно было пошевелить даже губами: все это обрушилось одним большим осознанным фактом, и данная ситуация грозила неизвестностью, которую Джон не любил еще с момента попадания в тюрьму на Ковчеге, где было лишь два варианта развития событий: смерть или пересмотр.
Его поймали слишком быстро. Отряд людей в форме появился из-за угла ярко освещенного коридора, до зубов вооруженные электрическими палками, к удаче Джона которые не были больше пущены в ход. Было достаточно.
Он даже не чувствовал, как на него надевали наручники - запястья онемели, и даже если бы их попытались отрезать, то, кажется, вряд ли бы он это почувствовал.

I will battle for the sun
‘Cause I have stared down the barrel of a gun

https://33.media.tumblr.com/758a1082a2ebfd370271b69495874d8c/tumblr_nme1p8akIR1rrs8o7o6_400.gif

Его поволокли куда-то по коридору. Несмотря на дисфункцию тела, сознание отдавало отчет происходящему даже слишком хорошо. Едва перебирать ногами все-таки представлялось возможным, но впредь с ним больше никто не церемонился: это было ощутимо заметно по тому, как его тащили, и какими комментариями это сопровождалось. Общий шум в коридоре превратился в галдеж. Докторишки и их подопечные, а также медсестры, прочая охрана, и даже пациенты - все стали свидетелями небольшой перепалки возле палаты неизвестного пациента. В подарок им был оставлен труп бесстрашного, совсем немного моря кровищи на полу, и запоминающаяся, расквашенная морда теперь уже не пациента, а преступника, в памяти многих людей.

   А когда его притащили в новую палату, то все, что предстало перед его глазами - койка с кожаными ремнями, которые, очевидно, станут стопроцентной гарантией того, что он совершенно точно никуда не сбежит.

+1

14

С мысли, которую Джанин так и не успела сформулировать, ее сбил чей-то грубые и резкий жест. ее схватили за плечо и резко развернули. Она даже не успела понять, что произошло, и разглядела нарушителя, только когда охрана его схватила. Нападающим оказался Джон Мерфи, тот самый, которого она приказала стеречь и днем и ночью.
- Мисс Мэттьюс!- подбежал к ней один из подчиненных,- вы в порядке?
- Да,- немного раздраженно произнесла она, какой тут порядок, когда ее распоряжения исполняются как попало.
- Наш пленник..., он пытался сбежать, но его схватили,- сообщил он.
- Я вижу,- нахмурилась она,- переведите его в комнату для допросов,- распорядилась женщина,- и отбросьте все эти вежливые формальности, похоже, по-хорошему у нас не получится.... Введите ему сыворотку правды, у меня нет времени выслушивать очередные байки.
Подчиненные тут же поспешили выполнить ее просьбу, и минут двадцать спустя, когда пленник находился в специальной комнате и был надежно зафиксирован, она вошла внутрь и присела справа от парня. Сыворотка уже должна была начать действовать, так что можно было приступать к повторному допросу. Нужно было сразу приступить к этому методу допроса, тогда и выяснили бы сразу, дивергент он или нет. Но хотелось попробовать по-хорошему, увы, не получилось.
-Назови свое настоящее имя?- начала задавать вопросы Джанин,- кто твои родители? Как ты попал на маяк?
Для начала этих вопросов было вполне достаточно, хотя бы для того, чтобы понять, сколько правды он сказал до этого. Вряд ли кто-то, оказавшись в его ситуации, стал бы врать напропалую. Скорее, он сказал часть правды, чтобы в случае какой-либо проверки на вшивость, можно было трактовать свои же слова в свою пользу. Хотя, кто знает, может он не так умен, как хотел казаться, иначе бы ни за что не попытался сбежать таким довольно дурацким способом. Только полный идиот оставил бы совершенно незнакомого раненого человека у себя, фактически, в доме, без какого-либо присмотра. А Джанин не нравилось, когда ее считали идиоткой. Зато сейчас она в любом случае окажется в выигрыше: либо этот парень выложит ей всю правду (хочет он того или нет) или же окажется дивергентом (и тогда его можно будет использовать как объект для изучения).
И, если признаться, Джанин даже не знала, чего ей хочется больше. Если парень не дивергент, они просто вытащат из него информацию, а затем придется от него избавиться; а если да - то эрудиты получат отличную возможность изучить врага, исследовать его слабые места, и потом побороть его.
Женщина выдохнула, фиксируя ответы пленника.

0

15

А пока его вели в комнату для допросов, на лице сияла не то торжествующая, не то полу истеричная ухмылка. Попытки сопротивления не было, просто потому что даже мизинцем пошевелить не представлялось возможным, хотя к счастью самого Мерфи, действие шокера постепенно сходило на нет, и Джон ощущал это по характерному покалыванию в теле, как бывает, когда к передавленной конечности вновь поступает кровь. За собой он успел оставить такую приличную кровавую дорожку,  а один из "охранников" - какой-то сопляк возраста Мёрфи - и вовсе не упустил возможности вмазать ему по физиономии еще пару раз. Судя по тому, как усердно старался, бить морды пленникам ему доводилось нечасто. Но Джон запомнил его, хорошо запомнил, поскольку со слухом и зрением у него, к счастью, проблем не было. Впрочем, глаза болели так, словно в них насыпали тонну песка после бессонной недели.

Комната, в которую его привели по итогу, мало чем отличалась от предыдущей, кроме того, что одно-единственное кресло в центре помещения имело специфические дополнительные приспособления, которыми Джону в итоге сковали руки и ноги. К моменту, когда молодой бесстрашный охранник пригнулся к его щиколоткам для закрепления тугих кожаных ремней, Джон мысленно представлял, как мог бы сейчас удачно вмазать ему с ноги по его славному личику, размазывая его нос кровавым пейзажем по всему лицу. Эти мысли только раззадоривали, но опорно-двигательная система еще не функционировала должным образом, а где-то отдаленной частью мозга Джон совершенно точно не хотел электрической добавки.
- что ж вы за ублюдки-то такие, а - со вздохом и ухмылкой произносит он, откидывая голову на спинку не очень мягкого, и уж точно неудобного кресла. 
- заткнись. - ответ слышится откуда-то слева.  Джон пытается повернуть голову, но вместо этого просто скосил взгляд в сторону, где заметил какое-то подобие шприца. Тут до него стало доходить.
- эй-эй-эй! вы что ошалели! только попробуй, сукин сын, я тебе этот шприц засуну в гланды через задний проход. - зашипел он змеей, в попытках вырваться из неудобных ремней. И даже появились силы сопротивляться, но это не спасло Джона от ввода безболезненной инъекции. Либо его организм еще не отошел от шоковой терапии.  Сейчас он ничего не чувствовал, кроме нечеловеческой ярости от происходящего,  но от тщетных попыток вырваться его отвлекла неожиданно вернувшаяся Джанин, которая выглядела чуть суровее, чем несколько минут назад, что дало Джону понять, что он, вероятно, капитально попал.
- Назови свое настоящее имя?  кто твои родители? Как ты попал на маяк?- она задает вопрос и Джон по привычке отвечает незамедлительно - Джон Мёрфи.  У меня нет родителей, они были никто. На маяк я доплыл вместе с Канцлером и Крейгом, которого сожрало подводное чудище. - он говорит быстро, четко, и правду, не сразу понимая, почему он вообще открывает рот и и что-то говорит. Он сжимает губы, удивленно распахивая глаза. Самое ужасное в этом то, что ему хотелось  говорить. И это желание было почти непреодолимым.  От этого конфликта в голове перехватило дыхание, потому что разум в один щелчок отсек  это непонятное, неосознанное желание говорить правду на поставленные вопросы.
"Что за черт. Какого хрена они со мной сделали" - мысли  хаотично замельтешили в голове, не понимая, что делать теперь, но сейчас Джон понимал одно - нужно успокоиться, прийти в себя и перестать ерничать. Вероятно, они вкололи ему успокоительное, или что-то вроде того, и сейчас он должен сделать вид, что оно подействовало. Хотя на самом деле он был взвинчен и натянут, словно струна.

Вдох. Выдох. 

Он оставляет попытки сопротивления, решив поберечь физические силы, и позволить себе разобраться в себе самому. Его флегматичный, усталый, не мигающий взгляд адресован Джанин. Подбородок чуть вздернут, а он - смотрит прямо, уверенно и выжидающе. Потому что это далеко не все вопросы, ответы на которые она желает знать. Он готов сделать все, чтобы заставить себя молчать, даже если ему придется прокусить себе язык.

+2

16

Джанин с едва заметным облегчением выдохнула, когда Джон начал отвечать на ее вопросы. Сыворотка действует - он не дивергент, а всего лишь любопытный экземпляр, за фасадом которого почти наверняка нет ничего стоящего, и сейчас ей в этом предстояло убедиться.
Это просто-напросто какой-то заплутавший афракционер, который отправился за Стену в поисках лучше жизни. Такое иногда случалось: кто-то возвращался, так и не уйдя далеко; а кто-то просто пропадал. А та странные показатели в анализах - скорее всего результат того, он он когда-то давно набрел на склад припасов, которые сохранились еще со времен войны; сильный организм - наследственность, скорее исключение, чем правило. Да, все именно так, и никакой мифический космос здесь ни при чем.
Джон Мёрфи,- мысленно диктовала себе женщина,- здесь он не соврал. Наверняка знал, что информации о нем нет в наших базах данных, поэтому скрывать свое имя у него не было надобности. Неглуп, нужно отдать должное, здесь он не разочаровал.
Отвечал он совершенно спокойно и размеренно, словно на автомате, будто не мог контролировать движения своего рта и языка - именно так, как и должно было быть под действием сыворотки.
Замечание по поводу родителей было весьма любопытным. Наверняка его не любили и не возлагали на него особых надежд, брошенный ребенок. Друзья тоже вряд ли есть, вся его бравада - это игра на публику, на самом деле он никогда никому был не нужен, и держится он исключительно из чистого упрямства.
- Канцлер, Крейг, чудовище?- Джанин тут же определила главные слова в его предложении, и они были ей совершенно непонятны.
Ладно, чудовище еще можно было объяснить - мир за Стеной по-прежнему оставался тайной за семью печатями, а вот остальное... какой-то Крейг уже мертв, так что тоже не является проблемой, а вот загадочный канцлер...
- Канцлер?- переспросила женщина,- это должность? Кто его назначил? Кого он возглавляет? Это так называемые "твои люди"? Сколько вас? Откуда вы здесь появились?
Джанин прервалась, чтобы отдышаться. неужели то, что он говорил до этого, тоже было правдой? Неужели за Стеной действительно есть не просто кучка оборванных отщепенцев, а реальная сила? Женщину окатила волна страха, ее миру угрожала новая опасность. Дивергенты оказались только верхушкой айсберга, и они должны знать, что собой представляют новые враги. И она намерена была выжить из этого самодовольного наглеца все, что только возможно.
- Увеличьте дозу сыворотки!- распорядилась она и, положив скрепленные бумаги на ручку кресла, подошла к лаборантам,- и следите за динамикой, я не хочу, чтобы он вышел из-под контроля.

Джону

дала тебе возможность освободиться от оков, удачи))

0

17

Джон устало закатил глаза, демонстративно вздыхая с обреченностью. Теперь это самый настоящий допрос, похожий на тот, что когда-то устраивали ему граундеры, но с той лишь разницей, что теперь оно было уровнем несколько повыше. Хоть ногти не выдирают, и на том спасибо. Вот даже женщина допрашивает, из чего напрашивался вывод, что все в этим мире удивительно и изменчиво, кроме того, что женщина во главе клана или организации - к чему-то неприятному.

Наверное, на Ковчеге все было замечательно только потому, что Телониус заправлял этим гадюшником. Заправляй там такая стерва, как Джанин, наверное, не выжил бы никто.

Вид у женщины был уверенный - очевидно, она наивно предполагала, что та хрень, что ему вкололи, подействовала на все сто процентов. Джон не был уверен, в чем заключается его свойство, но заметное желание непроизвольно отвечать на поставленные вопросы удивляло его с каждой секундой. Вот уж чего-чего, а ответить правду там, где он всегда хочет солгать - это явно не про него. Только не по доброй воле, уж проще убиться. Или убить, на крайний случай. В последнее время последним принципом он особо часто пользуется.
Вести об увеличении дозы его расстроили и даже напугали, но деваться было некуда, однако, вместо того, чтобы орать и брыкаться, он уличил момент, чтобы просто потянуться пальцами к стопке бумаг, которые Джанин так неловко положила прямо возле него.  Содержание его мало интересовало, а вот скрепку стянуть оказалось не так просто, учитывая, что стопка была крепкой, а открепить ее можно было только кончиками пальцев. Но на то ведь он из Сотни преступников, чтобы вести себя как преступник, верно?
"блять, ну давай же, сука, еще немного" - его пальцы, испачканные в крови то и дело соскальзывали со скрепки, пачкая бумагу. Это было неуместно совершенно,  а времени оставалось совсем немного. Поэтому выбор пал на попытку рискнуть, и он, кое-как уцепившись за скрепку пальцами, скинул бумаги на пол, тем самым высвобождая их  от держателя и отправляя перепачканные кровью листы в свободный полет. Это типа вот такой бунтарский шаг, ага. С виду должно выглядеть именно так. Он даже скривил рожу соответствующую, мол, напрягался, чтобы привлечь к себе внимание, и вообще он бунтует. Слышите? Бунтует же.

- вы задаете слишком много ненужных вопросов. - собравшись с силами, он все-таки открывает рот, понимая, что желание говорить усилием воли подавляется. К тому же, он не лгал, и это было проще.  Ассистент решил выполнить приказ незамедлительно, поэтому теперь приходилось прикладывать усилий чуточку больше для того, чтобы не выложить тут всю правду-матку как оно есть вообще. - мы люди с Ковчега - космической станции, которая была отправлена в далекий полет почти век назад. После войны это был единственный шанс выжить. ну или не единственный.  - он так и не определил, это влияние сыворотки или жест доброй воли с его стороны? - на Ковчеге заканчивался кислород, и нам пришлось рискнуть вернуться на Землю.- Но пусть знает, пусть знает, что они не единственные. А потом добавил:  - и, к слову, ваше дерьмо на меня не действует, мне слишком хорошо хочется говорить правду о том, что вы все здесь из себя представляете, и совершенно точно не хочется говорить о чем-то еще. - он улыбается скорее победно, демонстративно давая понять, что Джанин весьма наивна. - не завидую тому несчастному мужику, который с вами живет - наверное, он весь в дырках аки дуршлаг от ваших уколов.

+3

18

Джанин вернулась на свое место. Ей просто необходимо было вытащить из этого упрямца все, что только возможно, и если ей придется закачивает в его вены дозы сыворотки одну за другой, она это сделает, не колеблясь. Взяв с кресла папку с бумагами, она устроила ее у себя на коленях и, глубоко вздохнув, чтобы привести мысли в порядок и успокоиться, приготовилась к дальнейшему допросу.
Вот только что-то изменилось в его поведении. Может, он стал более уверенно себя вести, или более спокойно, словно получил преимущество над ситуацией. Нет, этого просто не могло быть. Сыворотка действует, Джанин только что сама в этом убедилась. Если бы что-то пошло не так, он бы неминуемо себя выдал, хотя бы тем, что не совсем бы понимал, что именно происходит и почему его слова вылетают изо рта против его воли. Но этого не произошло.
Это просто были нервы. Джанин просто еще никогда не приходилось работать в таком бешеном темпе, поэтому некоторое перенапряжение вполне могло сыграть дурную шутку с ее восприятием. И женщине это совершенно не нравилось. Она всегда ставила разум выше эмоций, и не могла позволить себе сдать позиции. Не сейчас. Не тогда, когда она была так близка к достижению своей цели.
- Ненужные вопросы?- минус сыворотки правды был в том, что порой у допрашиваемого начинал бить прямо-таки словесный фонтан. Человек становился совершенно честным по отношению к окружающим и самому себе. Что ж, этот мальчишка считает ее глуповатой. Придется его разочаровать.
Однако, дальнейшие его слова повергли женщину просто в ужас.
Космос?- во рту пересохло, а где-то в горле перехватило дыхание,- это миф, сказка..., этого просто не может быть...,- но самым страшным было это. Космос находился далеко от города и не представлял для его жителей опасности, но то, что эти люди смогли вернуться на Землю и даже ухитряются выжить - это был удар под дых, которого Джанин совершенно не ожидала. Она из последних сил держала себя в руках.
Сыворотка на него не подействовала, и Мэттьюс где-то в глубине души почувствовала некоторую надежду. Впервые в жизни она была рада, что кто-то оказался дивергентом:
- Ты все врешь,- тихим, хриплым и совершенно незнакомым ей голосом произнесла женщина,- ты все врешь...,- еще громче произнесла она, словно старалась убедить в этом саму себя, чего до сих пор никогда не делала,- ты все врешь!- Джанин вскочила с места, бумаги упали с ее колен и рассыпались по полу.
Его замечание по поводу ее одиночества стало последней каплей. Она порой слышала подобные комментарии у себя за спиной, но всегда пряталась за своим интеллектом, своей крепостью, которая защищала ее, давала силы и толкала вперед. И, пожалуй, достижение цели и радость долгожданной победы могли бы компенсировать одинокие вечера, но выслушивать нелестные отзывы в свою сторону по этому поводу от этого сопляка Джанин не желала.
Оттолкнув в сторону стул, на котором она сидела, женщина подошла к Джону и наотмашь ударила его по щеке.
- Закрой свой рот, мальчишка!- рявкнула она, а затем в ярости повернулась к присутствующим в комнате бесстрашным,- позовите Эрика,- тяжело дыша, распорядилась Джанин,- похоже, этот недоносок соскучился по боли,- когда они вышли, она взяла себя в руки и холодно посмотрела на парня,- ты будешь говорить, и твое желание не играет в этом никакой роли.

+2

19

Раньше, возможно, еще пару недель назад, Джон бы порадовался, что все оно ограничилось только этим. Но с недавнего времени он научился ценить себя, а не только свою жизнь, и поэтому возымел некое подобие чувства собственного достоинства. После всех ранений, пыток и того, что он смог ощутить на себе, даже открытый удар ножом не вызвал бы в нем столько противоречивых, гневных чувств. Унизительная пощечина от человка, который по его мнению ничего из себя не представляет, сродни его публичному повешанию, за которое он мстил, пачкая руки в крови, забирая чужие жизни слишком просто и без зазрения совести. Он старался забыть об этом, пытался исправиться, но Джанин сделала все, чтобы он возненавидел ее до такой степени, что готов был ее убить прямо здесь, прямо сейчас. Она, не державшая в руках оружие, не сделавшая ничего для защиты своей жизни, не авторитет для человека, чье выживание происходило с таким трудом и боем. Девица, чья власть дана не по заслуге, которая даже в плен взяла его чужими руками. Дурная и безмозглая коммандующая граундеров и то выглядела авторитетнее, потому что она воевала сама, ведя за собой своих людей. Что делает эта? Даже укол самостоятельно сделать не может.

Она обязательно об этом пожалеет.

Какое-то время он молчал, переваривая волну нахлынувших эмоций. Он не подал виду ни на секунду, только гневно стиснул зубы, едва ли не выпуская пар из ноздрей, подобно разъяренному быку. Только спустя несколько секунд он повернул голову в сторону Джанин, решив, что теперь сможет ее дожать. Реакция на сказанное его удивила, словно она действительно испугалась. Она боится, но боится чеего? Таких же людей, как она? Она не верит? что ж, он ее убедит.
- не стоит прилагать столько усилий. - язвительно проговорил он - я и так могу сказать. - он склонил голову на бок, сверля ее внимательным взглядом. - все это правда. Наверное, неприятно осознавать, что вас бросили подыхать на Земле. Вы оказались на редкость живучими, к великому сожалению. - он словно ядом плевался - настолько очевиден был его издевательский тон. Ему нужно рассеить ее внимание, нужно, чтобы она перестала отвлекаться на мелочи, которые могли бы сыграть ему на руку. Потому что скрепка, сжатая в кулак, все еще впивалась в ладонь. Наблюдая за ее реакцией, он то и дело пытался добраться до замка, но как только была хоть малейшая угроза раскрытия его плана - прекращал. - На Ковчег отправились достойные, хотя не могу сказать, что мои родители, о которых вы спрашивали, таковыми были. - он глубоко вздыхает, усмехаясь на очередную угрозу. - тем не менее, на Ковчеге была моя семья, а не ваша. Справедливо это или нет, но теперь мы на Земле, и мы ее вернем. И кстати, вы отлично постарались, подготовив все для нашего возвращения. - он очевидно издевается и Джанин должна это понимать. Выбивать из него правду - можно, конечно, но он и так ее сказал, с той лишь разницей, что он понятия не имел, что сейчас с его людьми, и живы ли они вообще.

+2

20

Джон не выказывал совершенно никакого страха, и это было очень плохо. Как заставить этого поганца говорить, если боль его не пугает? Джанин сама прекрасно видела отчет доктора и знала, что он уже переживал пытки. Она предположила, что парень не захочет повторять подобный опыт, но что, если это только закалило его, и боль только усилит его упрямство. Здесь придется действовать не только грубой силой, но и с умом - недаром Бесстрашие и Эрудиция всегда могли найти общий язык.
Но вот его угрозы уже начинали действовать Джанин на нервы. Однако, это чувство было вызвано вовсе не раздражением, как могло показаться на первый взгляд, а страхом. Липким страхом, который холодной оковывал все ее внутренности и мешал рационально мыслить. Но женщина всегда умела держать себя в руках, иначе не добилась бы того, что имеет. Она скривила губы в ухмылке и взглянула на Джона с видном насмешливого превосходства.
- Прекращай валять дурака, Джон. мы оба знаем, что наличие твоих людей за стенами этого города ничего не значит. Тебя никто не ищет, и никто о тебе не беспокоится. А я не собираюсь поднимать целый город ради мифической опасности. С "твоими" людьми мы обязательно разберемся, но сейчас не они являются нашей проблемой....
- Мисс Мэттьюс,- в комнату вошли двое бесстрашных, парень и девушка,- Эрик сейчас на задании, разыскивает беглецов и дивергентов.
- Ничего, обойдемся своими силами,- женщина глубоко вдохнула, словно ей предстояло принять какое-то невероятно сложное решение,- думаю, вы вполне справитесь. Этот молодой человек владеет очень важной информацией, которой совершенно не желает с нами делиться,- сообщила она,- сыворотки на него не действуют, он дивергент. Так что приложите все усилия, чтобы он перестал упрямиться. Я зайду чуть позже,- Джанин вышла из комнаты, за дверьми которой ее ожидал лаборант.
- Я принес сыворотку контроля. На Тобиасе Итоне она сработала....
- Нашим пленником займутся Бесстрашные. А мы с вами зайдем в гости к мисс Этне Браун. Джон Мерфи так хотел с ней поговорить, не будем его разочаровывать.
- А почему он должен рассказать ей все? Ведь даже если мы используем сыворотку на ней....
- Он поможет ей, потому что она тоже наша жертва, как и он,- мягко улыбнулась Джанин.
- Я не понимаю....
- А вам и не нужно,- перебила его женщина,- за вас все прекрасно понимаю я. Идемте.
Миновав несколько этажей и коридоров, Джанин, лаборант и захваченный ими по дороге бесстрашный добрались до местоположения девушки. Джанин несколько раз стукнула по двери и вошла внутрь.
- Здравствуй, Этна,- с деловитой вежливостью поприветствовала ее женщина,- надеюсь, ты успела отдохнуть, потому что у меня есть для тебя поручение весьма деликатного свойства,- она выдержала некоторую паузу,- Джон Мерфи, которого ты доставила к нам, совершенно не желает сотрудничать. Но он желал видеть тебя. Так что я думаю, что если ты задашь ему несколько вопросов, дело пойдет быстрее,- Джанин кивнула бесстрашному и лаборанту, которые подошли к девушке,- но сначала мы примем некоторые меры предосторожности,- лаборант ввел Этне сыворотку,- я нисколько не сомневаюсь в твоем профессионализме, дорогая,- обратилась она к своей подопечной, которая уже не принадлежала себе,- просто помни, что мы все это делаем ради общего блага,- она по-матерински улыбнулась девушке и кивнула стоящему рядом бесстрашному,- у парня не должно быть сомнений в том, что она тоже пострадала.... Как закончите, отправьте ее к нему.

Бесстрашный выполнил команду Джанин четко и без каких-либо сомнений, как настоящий солдат. Женщине не требовалось, чтобы ее подчиненная еле передвигалась, а вот вид жертвы был крайне необходим.
Схватив Этну за руку и чуть не вывернув ей запястье, парень наотмашь ударил девушку по лицу, разбивая губы; потом еще раз, оставив кровоточащую рану над бровью; и снова, после чего на скуле появился кровоподтек.
- Достаточно,- остановила его Джанин,- теперь отведите ее к нему. И не церемоньтесь, и мальчишки не должны появиться сомнения.

+1

21

Бесстрашные, которым поручили выбить из парня информацию любой ценой, переглянулись. По губам Тома противной усмешкой перекатилось предвкушение, отражаясь в пустых глазах лишь тупым желанием поставить кого-нибудь на место и почувствовать собственную крутизну. Мэри же была совсем не рада приказу - это читалось в недовольно скрещенных на груди руках, напряженной позе и упрямо поджатых губах. Использовать фракцию бесстрашных, как стаю ручных волкодавов? Какого вообще черта?
Не дожидаясь, пока за Джаннин закроется дверь, Том стремительной горой направился к пленнику, глумливо усмехаясь.
- Ну че, мразь, по-хорошему не понимаем, да? - склонив бритую голову в угрожающем жесте псевдохищника и наткнувшись на взгляд Джона, бесстрашный со всей дури врезал тому в челюсть. Явно упиваясь безнаказанностью, а главное - законностью своих действий, он с наслаждением ударил под дых, а после - еще и с разворота заехал ногой куда-то в бок. Возможно, даже пару ребер сломал.
Бить сидячего ему было не особо удобно и интересно - азарта и адреналина  меньше, чем на спарринге или в нормальной драке. Но как груша для битья тоже сойдет.
- Мэри, а его калечить нельзя? - он, отчего-то озаренный этой мыслью, обернулся. - Может того... сломать ему пару конечностей?
Тупой садист, - ничего ему не ответив, Мэри дочитывала копию отчета о состоянии парня, составленную доктором.
Судя по тому, что написано - этот парень выдерживал и не такие пытки, а значит то, чем занимается сейчас Том - бессмысленно и бесполезно. Нужно... психологическое давление? 
Откинув назад огненные пряди волос, девушка отложила бумаги и посмотрела на напарника, вновь испытывая острый приступ отвращения. Вообще Мэри не особо нравилось то, что она делает. Она не горела желанием причинять боль, но еще больше она не хотела пробегать всю жизнь на побегушках вот с такими Томами в партнерах. Тем более - на побегушках у Эрудитов. Ей нужно, чтобы ее заметили, ей нужен карьерный рост.
А потому приходилось плевать на мораль и выкручиваться.
Решительно направившись к парню, Мэри мягко коснулась плеча Тома, ненавязчиво, но с очень явным намеком отодвигая его в сторону. Подошла к пленнику и склонилась над ним, устанавливая зрительный контакт. В руках появились два метательных ножа - они маленькие, в длину не больше десяти сантиметров, и пяти - в ширину. Сейчас в ней нет ни капли сомнения или неуверенности, лишь упрямая уверенность, что так надо.
- Давай так, - ее голос пытается чаровать, он соблазнительно-обманчив. Мэри похожа на подлую змею. Она нежно проводит ладонью по щеке Мёрфи, не обращая внимания на кровь. И улыбается. А в глазах цвета болота, затянутого трясиной, плещется выжидательное спокойствие и слишком явное равнодушие. Вкупе с добротой губ это смотрится весьма странно и более чем неприятно. - ты рассказываешь нам все, что знаешь. А я, - резко всаживает в его ключицу один из ножей, и тут же второй рукой сжимает челюсть парня, чуть ли не вдавливая его голову в спинку кресла - чтоб не дергался. Второй нож приблизился к левому глазу парня, замерев в паре сантиметров от него. - не лишаю тебя глаза. У тебя три секунды. Раз, - улыбнулась. - два, - приподняла вопросительно брови. Она сжимает сильнее рукоятку ножа, готовая исполнить свою угрозу. И Мэри не медлит - она уже готова назвать третью цифру и-таки лишить его глаза, но все же вглядывается в его лицо, ожидая, что Джон решит остаться не гордым калекой, а сговорчивым зрячим.

дальнейшая очередность: Джон, Этна, Джанин

+2

22

Сомнений в дальнейшем развитии событий у Джона больше не возникало. Все шло по одному и тому же сценарию, как и у всех. Сквозь поджатые губы он молча наблюдал за своими новыми дружками, кого он заранее обрек на смерть в своих мыслях, и чьими головами уже играл в боулинг, предварительно выколов им прорези для пальцев вместо глаз.

Если выживет, конечно.

Их было двое: туповатый на вид ухмыляющийся бесстрашный и странная девица, по виду которой закрадывалось мнение, что она ошиблась комнатой. Джон следил за ними пристально и внимательно, не выказывая своим выражением лица ровно никаких лишних эмоций, кроме полной сосредоточенности. Девушка подошла к каким-то документам, остановившись в их пристальном изучении. Мёрфи скосил на нее взгляд, совершенно не скрывая в нем открытой ненависти и яда. на его взгляд, та изучала его документы слишком долго, да и зачем вышибалам что-то читать? Спустя недолгое время он перевел взор на второго ублюдка,который был явно из тех, кто с радостью ударит лежачего калеку без сознания.

Никого не напоминает?


А дальше все было в духе show me your teeth.
Ну че, мразь, по-хорошему не понимаем, да? - Джон впервые за долгое время молчаливого изучения ухмыляется в ответ, вызывающе и дерзко, и это, видимо, является причиной раздражения бесстрашного, который не находит ничего лучше, кроме как размазать слюни и кровь Мёрфи по своему кулаку.
Скулы вновь свело от боли, и зубы противно скрипнули от удара. Джон по инерции глубоко выдохнул, скапливая побольше крови во рту, которую беззастенчиво плюнул в лицо едва ли подошедшему Тому. Столь опрометчивый поступок повлек за собой удар в ребра, и это было худшим, потому что хотелось скрючиться от резкой боли и взвыть, а вместо этого пришлось терпеть, сквозь сжатые зубы тяжело выдыхая воздух и кровь. Гордость, понимаете ли.

That shit’s is ugly.

Ему дают время на передышку и обдумывание ситуации, но в голове Джона только звон от ударов и каша от путаницы, в которую он попал. Будь его воля, он бы с радостью вновь потерял сознание, лишая себя мучений, а этих ублюдков - возможности выбивать из него слова. Но вместо этого ему приходится терпеть озноб от противного чувства страха, боль от увечий, и, что еще хуже - мысли о неминуемой гибели в который чертов раз.
Он продолжает молчать, восстанавливая учащенное дыхание из-за удара поддых, и поднимает взгляд ровно тогда, когда рыжеволосая отодвигает скоро_мертвого бесстрашного и подходит ближе. Он улавливает взглядом оружие в ее руках и машинально напрягается, вскидывая вызывающе голову. Слова даются с трудом, поэтому он едва ли прошевелил губами злополучное "сука".
Она подошла к нему так близко, что Джон на короткое мгновение смог разглядеть ее холодный, полный безразличия взгляд вкупе со вполне добродушной улыбкой. От этого вида ему стало неприятно и колко, и даже противно, и как только он собрался сказать ей об этом, едва собравшись с силами и набрав в грудь побольше воздуха, то вместо колких признаний в ненависти вырвался дикий и пронзительной вопль, разнесшийся по самым потаенным уголкам Эрудиции, заставая какую-нибудь уединяющуюся парочку в идеально чистой кабинке общественного туалета штаба эрудиции.

Какие там к черту вопросы, когда в его голове - оглушающий звон дикой, нестерпимой и чудовищной боли. Она поглотила его так быстро, увлекла в липкие сети, проникая в каждую клетку, заставляя реагировать каждый нерв измученного тела, облепила склизким чувством отчаяния и безнадежности.
Не существовало больше ничего, кроме нее. Лица, голоса и силуэты смешались в одно большое светлое пятно, с каждой секундой темнеющее под реквиемом нестерпимой боли в груди.  Мёрфи забился в конвульсии, пытаясь поймать ртом как можно больше воздуха, а ощущение собственной теплой крови, впитывающейся в больничный халат, и стекающей на пол сводил его с ума. К такому невозможно привыкнуть, сколько бы ты это не переживал. Кожаные ремни, сдерживающие его руки передавили запястья, перекрывая поток крови. Он не понимал, что ему говорила девица, и смог разглядеть ее только спустя несколько секунд после душераздирающего вопля, от которого она, вероятно, успела оглохнуть. Он ощущал ее прохладное прикосновение и расфокусированным взглядом смотрел больше на нее, чем на клинок, в опасной близости находящийся от его глаза. Ему удалось подавить непроизвольный рвотный рефлекс, и потребовалось еще несколько секунд для того, чтобы смириться с фактом торчащего меж ребрами клинка, холод которого он ощущал собственными кишками.
Одно было ясно точно: у него нет выбора, и либо он потянет время для того, чтобы попробовать выбраться, отвечая на вопросы, либо пошлет ее нахуй и сдохнет прямо сейчас. Он уже и не знал, что в этой ситуации лучше и гуманнее для него самого.

Но Джон Мёрфи отличался среди прочих невероятным желанием жить, поэтому...

- ...задавай. - он хрипит слишком тихо, почти одними губами, но рыжая девица отлично его слышит. - задавай вопрос. - он больше не двигается, понимая, что любое сделанное им резкое движение лишит его чего-то крайне важного в жизни.

+3

23

...На эту землю не ступить
Не ободрав избитый бок...(с)

Пребывание в "белой" комнате порядком начало раздражать - на все мои обращения к следящим ответом была тишина, меня попросту игнорировали, наверняка делая какие-то пометки об "возникшей агрессивности подопытного экземпляра". И не даром, я от бешенства перевернула прикроватный столик, снесла стойкой от капельницы видеокамеру, а после благополучно опустилась на кровать. Пора думать, пора решать! Я раздумывала о том, как можно скорее покинуть стены Эрудиции и где можно будет найти временный приют, пока я буду разбираться с полученной мной информацией на маяке. А еще я ломала голову над тем, как можно помочь Джону Мёрфи, - он совершенно не заслуживает того, что уже начали делать с ним эрудиты и их бесстрашные цепные псы.
Я бы и дальше ломала голову, если бы двери в помещение не открылись, а в комнату не вошла бы она. Медея была решительна, когда приблизилась ко мне и обняла; в ее глазах едва читались нотки страха и она тихо начала свой рассказ:
- Я знаю, у тебя много вопросов, но они все подождут, - Мед мягко коснулась щеки, такой нежности к моей персоне я уже давно не ощущала, была, своего рода, избитым и загнанным в угол котенком, - Вам нужна бежать. У меня есть план, - взяв мои ладони в свои, она всем видом показывала, как я ей дорога... должно я это никогда не ценила, - Джанин хочет тебя отправить на допрос к тому парню, которого ты привела. Так вот, как только ты к нему попадешь, отправь Мэри к чертям, а Томаса оставь, - с ним ты справишься сама. Когда будешь готова - действуй, спустя минуту я выведу из строя систему защиту - это даст нам преимущество. Дальше ты знаешь, что делать, - я кивнула, едва улыбнувшись уголками губ - такой сильной я видела ее впервые, - Вам нужно выбраться и добраться до товарняка; покинете его на заброшенной платформе - там вас встретят. Не огрызайся изгоям - они теперь твои друзья, поняла? - я снова кивнула, вставая с кровати и крепко обнимая сестру, прижавшись к ее ухо.
- А ты? - тихо спросила я, хотя сама понимала, что провернуть атаку на защиту Эрудитов - дело сложное и гиблое. Возможно, она подписывает себе смертный приговор, но я почему-то не думала об этом.
- Встретимся там. Их лидер - Эвелин Джонсон - ее имя твой пропуск в их мир, - она чуть отстранилась, выбравшись из моих объятий, поцеловала в щеку, - со мной все будет хорошо, - улыбаясь, заверила она, - а теперь готовься к игре, - она покинула комнату, вновь оставляя меня наедине со своими мыслями.

Двери в комнату снова распахнулись и на пороге показались Джанин, один из ее приближенных лаборантов и бесстрашный. Стало быть сестра была права, только она не учла одно "но". Лаборант, не спеша, стал приближаться ко мне, крепко и уверенно держа в своих руках шприц, очевидно, с сывороткой контроля. Вот и все доверие ко мне. Хмыкнув, я лишь кивнула, глядя прямо в глаза Мэтьюс и подставляя свою шею для введения сыворотки. Ну, что же, начнем игры разума?
Едва сжавшись от ощущения прокола холодной иглой, я вздрогнула и по идеи, по их идеи, должна была стать бесчувственным роботом, выполняющим любые приказы. Нет, конечно, я исполню любой ее приказ, но только чтобы не отходить от придуманного плана Медеи. А посему в последующие минуты мне пришлось смиренно терпеть все наносимые моему организму удары, лишь в мыслях допускать, как будет расчленен этот урод, что так усердно разбивает мое лицо. Ты сдохнешь первым, когда я вернусь! Наконец, Мэтьюс, получив достаточное удовольствие от просмотра, отдала приказ прекратить и доставить меня в комнату для допроса к Мёрфи.

Их не слушай голосов, не думай кто же прав
Просто вытри снова кровь - не щади рукав!

Теперь уже я толкнула дверь и уверенно шагнула в помещение, сразу же оценив сложившуюся ситуацию: в паре миллиметрах от глаза Джона застыл клинок, который уверенно направляла Мэри - бесстрашная, стремившаяся показать себя обдуманными действиями. Конечно, за это ей плюсик в копилку, но она всего лишь исполняет приказы и дальше так будет их исполнять, далеко не прыгнув вверх по карьерной лестнице.
- Прекратить! - не естественным голосом, застыв аккурат за ее спиной, приказала, - Ричардс, покинуть помещение! Грин, встать у входной двери и быть готовым, в случае чего, мне помочь, - развернувшись, я проводила взглядом огорченную Мэри, очевидно, с огромным осадком на душе, к выходу и строго посмотрела на второго бесстрашного, давая понять, что ослушаться моих прямых приказов не стоит, - Ну, здравствуй, Джон, - приблизившись к визитеру Маяка, произнесла я. Поддавшись вперед, ухватила за рукоять клинок, что торчал у него меж ребер, я прижалась к его ухо, - Терпи, - практически шепотом выдохнула, резко выдергивая из его плоти сталь и, не давая опомниться Томасу, послала клинок в его сторону, попадая точно в гортань - спасибо за уроки метания ножей Эрику. В следующую секунду в комнате потухло освещение. Необходимо было обезоружить бесстрашного и это не составило особого труда, так как он был занят своим ранением - подойдя к нему, решительно ухватилась за клинок и вогнала его глубже, после чего парень забился в конвульсиях, сползая по стенке на пол. Быстро схватив у него пулемет, я вернулась к Мёрфи и принялась освобождать его руки, - Сможешь идти? У нас мало времени - двери автоматически открылись, но когда вирус устранят... нас уже не должно быть здесь. - я помогла ему встать, как можно скорее мы покинули помещение, направившись к служебной лестнице, ведущей на задний двор штаба, ведь именно только там была лазейка.

+2

24

Несмотря на то, что распоряжение Джанин было выполнено, и все шло по плану, она ощущала беспокойство. Ей не нравилось это чувство, которое работало в противовес ее разуму. То же самое она ощущала перед Церемонией Выбора, и ее предчувствия оправдались - Эндрю Прайор покинул Эрудитов и выбрал Отречение. Так и закончилась их дружба. Но женщина до последнего надеялась, что ситуацию можно спасти. Она до последнего верила, что ее бывший друг проявит благоразумие и не допустит рассекречивания известной ему и его коллегам информации, но тот, очевидно, за годы, проведенные в Отречении, растерял весь свой ум и решился пойти против нее. Теперь он был мертв, его жена мертва, а дети были почти мертвы. Слово "почти" ей тоже не нравилось.
Оказавшись в своем кабинете, Джанин устроилась за рабочим столом. Этну уже должны были привести к Джону, и она хотела понаблюдать за тем, как выполняется ее план. Ей не хотелось использовать на девушке сыворотку контроля, но женщина должна была быть уверена, что все пройдет, как нужно.
Итак, вот Этну привели в комнату, где двое Бесстрашных использовали довольно грубые методы проведения допроса. Джанин была практически уверена, что ничего у них не выйдет - этот парень просто посмеется над ними. Он знал, что такое боль, знал, чем все закончится, и, скорее всего, упрется просто из гордыни. Совершенно ненужное, бесполезно и лишнее чувство для отброса, вроде него. Каждый человек должен знать свое место, каждый должен заниматься своим делом - только выполняя это простое правило можно жить в стабильном и процветающем мире. А такие, как Джон Мерфи, являются угрозой этому - дивергенты...
При мысли о том, что за стеной могут быть сотни, а, может, и тысячи этих бесконтрольных, не признающих правил маргиналов у Джанин сводило внутренности, но она не собиралась поддаваться страху. ее учили ставить разум выше эмоций, и пока она с этим справлялась.
Девушка-бесстрашная вышла из помещения, и Джанин нахмурилась. Может, она решила оставить пленников наедине? Тогда, почему остался парень? Вот Этна подходит к Джону и наклоняется к нему, а затем резко разворачивается к парню-бесстрашному.... И тут гаснет монитор, свет, и здание погружается в полную электронную тишину. Озираясь по сторонам, словно источник проблем находился поблизости, женщина вышла из комнаты - все растерянно бродили по коридору.
- В чем дело?- обратилась Джанин к главе одной из исследовательских групп, что работали в соседнем кабинете,- почему отключено питание?
- Мы не знаем, мисс Мэттьюс.
- Так выясните,- приказала она, и повернулась к нескольким бесстрашным,- идите с ним, если выясниться, что это саботаж, нарушителя брать живым. А я отправлюсь в комнату с запасными серверами и генераторами. Там работает группа, и я хочу услышать отчет о произошедшем немедленно.
После ее приказа каждый в здании работал над тем, чтобы восстановить работу системы. Джанин не верила в то, что это случайность. В их отделе и люди, и техника работали как часы, без перебоев. Она была уверена в том, что это саботаж. Вот только кто за него в ответе? Дивергенты? Скорее всего. Афракционеры? Вряд ли. Кто-т о из недовольных происходящим? Нет.
Это должен быть кто-то изнутри, кто хорошо знает систему и ее работу, кто может подобраться к командному пункту. В их рядах затесался предатель, и найти его нужно было немедленно.
Джанин завернула за угол и заметила в нескольких десятков метров от себя три силуэта, которые при скверном мерцающем освещении выглядели скорее тенями. Женщина сделала шаг вперед и тут же запнулась. Она опустила взгляд вниз и как раз в этот момент свет в очередной раз мигнул, и Джанин поняла, что наткнулась на труп охранника. Снова посмотрев на силуэты, она узнала одну из фигур - Медея Браун, одна из Эрудитов, сестра Этны. При таком раскладе догадаться, кем были ее спутники, было несложно.
Понимая, что охрана прибудет нескоро, а она сама задержать их своими силами не сможет, Джанин автоматически подняла пистолет и направила его в сторону беглецов.
- Стойте! Я приказываю вам остановиться!- ее голос эхом отдался в пустом коридоре, оружие оказалось тяжелее, чем она думала. Вот только ее команду выполнять никто не спешил, да и при таком неровном освещении разглядеть то, что было на несколько метров впереди, не представлялось возможным,- стойте, немедленно! Я..., я выстрелю,- это обещание выглядело довольно глупо, учитывая, что Джанин держала пистолет в руке в первый раз. Но также она понимала, что ей ни за что нельзя отпускать этих людей, и задержать их нужно любой ценой,- остановитесь!- ее голос сорвался на визг, но все было бесполезно. нужно было показать им, что она не шутит, никто всерьез не воспринимал эрудита в пистолетом в руке.
Обхватив пистолет двумя руками, Джанин с силой нажала на курок и выстрелила. От грохота заложило уши, она не видела, смогла ли помешать, поэтому выстрелила еще раз..., и еще. Свет внезапно включился, и женщина, наконец, смогла увидеть происходящее целиком. Этна и еле передвигающийся Джон затормозили, а Медея лежала на полу. Похоже, Джанин удалось хоть в кого-то попасть. К горлу подступила тошнота, впервые в жизни она стреляла в человека. Но ей удалось взять себя в руки.
- Если вы не остановитесь, я продолжу стрелять,- твердо произнесла Джанин и еще раз нажала на курок. В пустом коридоре раздался лишь щелчок - обойма была пуста.

+2

25

События, которые происходили после - как и, впрочем, многие до того - снова были в каком-то тумане: Джон слабо соображал, что происходит, но отчетливо лицезрел происходящее под алой пеленой собственной крови. Боль в ключице перешла в стадию, когда она просто была, и по предыдущему опыту к ней можно было привыкнуть, даже если из груди торчит клинок.  Ему не хотелось двигаться, кажется, он намертво прирос к стулу, на котором сидел, а все потому что любое движение может отдаться новой волной нестерпимо-блядских мучений. Посудив, он сделал вывод, что если не трогать - можно даже с этим жить какое-то непродолжительное время.
Рыжеволосая ушла, и Джон с некоторым облегчением выдохнул: он любил мстить своим обидчиком собственноручно, и  искренне желал этой стерве дожить до их следующей встречи. Второму ублюдку повезло куда меньше - девица, что притащила Мёрфи сюда, быстро с ним расправилась. Логика ее поведения была ему непонятна. И какого черта она вообще здесь взялась.
Разбираться в причинах и следствиях происходящего желания не было. На данный момент все его мысли свелись к простой и понятной истине: бежать отсюда туда, где можно упасть и сдохнуть на пару суток. Последний пункт можно было не выполнять, а вот первый - обязательный.
Когда Этна приблизилась, он с трудом сдержал себя, чтобы не плюнуть ей в лицо скопившейся кровью во рту, а когда она ухватилась за кинжал - не хватило сил для того, чтобы ее остановить, что повлекло за собой последствия менее громкие, но гораздо более проблематичные.
В одном вопле сочеталось все: и злость к безрассудству, и ненависть к ситуации, и желание на ходу прикончить ее. На какое-то время он затих, пытаясь смириться с тем, что теперь в его груди открытая рана, из которой хлещет литрами кровь; не двигался, пытаясь уловить в голове членораздельные мысли, чтобы, составив из них цельную картину, выдать вслух одно единственное слово.
дура. - прошипел он, хватаясь рукой за ранение, сквозь пальцы которой пробивалась кровь. - что ты наделала, глупая идиотка. - он отмахнулся от нее и поднял полный ненависти взгляд. Ему не нужна ее помощь, - она сделала уже достаточно для того, чтобы он мог с уверенностью в этом убедиться. Знал бы Джон всех нюансов фракций, и что Эрудиция считается умом и мозгом Чикаго, никогда бы не поверил, что они не смыслят в вопросах таких простейших вещей. Вытащить кинжал тогда, когда этого делать не нужно - это даже дурак знает.
Поднявшись на ноги, он с трудом прошел пару метров, и, поняв, что ситуация хоть и хреновая, но не критичная (бывало и хуже, откровенно говоря), быстро сориентировался для того, чтобы одной, действующей на данный момент рукой, снять с трупа бесстрашного тугой ремень, оторвать кусок тряпки от его одежды и с помощью собственных зубов худо-бедно перевязать дырку в ключице жгутом. Осознание того, что вторая рука теперь не пригодна для эксплуатации породило в нем еще больше открытой и, надо сказать, вполне обоснованной агрессии.
Когда у него свободны руки, в любом состоянии он может позаботиться о себе самостоятельно, когда он калека на одну руку - тут уже не до шуток.
Несмотря на то, что по словам его не слишком приятной спутницы у них мало времени, Джон потратил несколько драгоценных секунд для того, чтобы снять с трупа Томаса темную, заляпанную в крови рубашку и кое-как накинуть ее на одну руку. В любом случае лишним не будет.
Дальнейших обсуждений в ситуации не требовалось. На выходе их перехватила еще одна женщина, которую Джон ранее в глаза не видел, но на данный момент ему было совершенно плевать на них обеих, и поэтому когда одну из них застрелили, только повел плечом, обращая внимание на Джанин, мысленно надеясь, что та выстрелит аккурат по второй, избавив его от еще одной проблемы. Ему не хотелось говорить, да и сил для этого не было тоже никаких.  Сейчас нет времени для церемоний.

Но вдруг осечка. Злорадное и не менее ехидное осознание ироничности ситуации дошло до Джона в считанную секунду.  Не медля, он выхватил одной рукой автомат, который все это время держала Этна, и дуло оружия направил на Джанин.
- уверяю, тебе  не повезет. - шипит он с язвительной ухмылкой. - делай что говорю, и останешься жива. Знаешь, я давно исправиться хочу, стольких людей уже положил, а ты мне все планы на праведное исправление ломаешь. И мне будет совершенно не совестно. - он кивает в сторону палаты, которую несколько секунд назад покинул, и в которую ему крайне не хотелось возвращаться, но..
- живо.
Глупо полагать. что женщина, в юбке и на каблуках, да еще и без оружия, станет сопротивляться явно серьезно настроенному психу.
- у тебя ведь еще есть пропуск, или что у тебя там? - теперь он обращается к Этне, переводя на нее чуть менее ненавистный взгляд. - сходи за медикаментами, окей? Иначе мы с тобой отсюда живыми не выберемся. - после чего, затолкав Джанин в комнату, он одной рукой (не без труда) выхватил автомат у девицы, и закрыл за собой дверь с внутренней стороны.
- а с тобой мы будем говорить теперь совершенно по-другому. Рацию мне.

+1

26

[AVA]http://fightordie.rusff.ru/img/avatars/0015/4c/2f/40-1429960292.jpg[/AVA]

ИТОГИ ЭПИЗОДА:
Отправившись за медикаментами, Этна Браун решает воспользоваться возможностью и исчезает из штаба Эрудиции незаметно, пока это возможно. Джон, оставшись наедине с Джанин, угрожает ей жестокой, но безболезненной расправой за все совершенные ею грехи. Отряд бесстрашных во главе с Эриком появляются в отсеке, где штурмом берут палату, в которой заперся Джон, по итогу чего Джанин схвачена в плен, а Мёрфи под конвоем отправлен в медпункт.
ЭПИЗОД ЗАВЕРШЕН.

0


Вы здесь » Divergent & The100 : We aren`t the ones who seem » .архив завершенных квестовых эпизодов » Jeanine (Game_Master), John Murphy & Aetna Brown


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC